Молдова на перепутье

06 января 2010  13:19

Похоже, Молдова встречает 2010 год без особой уверенности в благоприятном политическом будущем. Несмотря на пафос новогоднего выступления Михая Гимпу, заявившего о том, что «2009 год завершает целую эпоху в истории Республики Молдова — эпоху коммунистической диктатуры», сам статус «и.о.» говорит о неопределенности.

Извне все выглядит безупречно. Проигравшие коммунисты находятся в депрессии, что, в принципе, свойственно партиям, долго находившимся у власти, причем власти практически безраздельной, и в одночасье эту власть потерявшим. Выход из фракции ПКРМ четырех депутатов, не согласных с позицией руководства, служит тому лишним подтверждением. Впрочем, то, что происходит с коммунистами, лишь продолжение процесса разложения, который начался задолго до поражения на выборах 29 июля 2009 года. Так здоровая внешность скрывает порой тяжелую болезнь, которая в течение нескольких месяцев сводит человека в могилу, заставляя родных и друзей задавать изумленный вопрос: «Как же так случилось?». Как? Да вот так.

Впрочем, хоронить коммунистов еще рано. Как и «радоваться» успехам «победившей демократии». Украинцы уже переживали нечто подобное в 2005 году. Тогда «оранжевые революционеры» также доблестно делили должности, обещали покарать «фальсификаторов», ругали «преступный режим», в общем, всласть куражились. Как известно, уже через несколько месяцев наружу всплыли противоречия внутри новой команды, которая закончилась отставкой правительства Тимошенко и перетряской команды «любых друзив». Произойдет ли нечто подобное и в Молдове? Кто знает... Многое зависит от поведения основных игроков.

Если долго сидеть на берегу реки...

ПКРМ, похоже, решила действовать в соответствии с китайской пословицей, гласящей «Если долго сидеть на берегу реки, то можно увидеть, как мимо проплывет труп твоего врага».

Собственно говоря, у коммунистов другого выбора практически нет. Необходимо провести ревизию партийных рядов на предмет выявления нестойких элементов. А то, что эти нестойкие элементы еще себя проявят, можно не сомневаться. Этого не исключает и сам Владимир Воронин.

Горе побежденным! Конечно, у коммунистов есть серьезный фактор, который не дает распасться их стае — это страх. Страх потерять все, что было нажито за восемь лет пребывания у власти, а возможно и свободу. Но этот же страх понуждает нестойких искать пристанища либо под крылом какой-либо из партий-победительниц, либо идти на создание собственного политического проекта.

Расчет ПКРМ очевиден. Экономическая ситуация в стране сложная. Эксперты прогнозируют падение ВВП на уровне от 8 до 11%. А по прогнозам экспертов МВФ в следующем году Молдова может стать единственной страной СНГ, где не будет экономического роста. Можно только добавить, что и сам Международный Валютный фонд приложит к этому руку. Как правило, выделение кредитов, МВФ сопровождает довольно жесткими требованиями по оптимизации расходов. В случае Молдовы это повышение стоимости коммунальных услуг, акцизов на бензин, табачные изделия, спиртные напитки. В целом это приведет к удорожанию жизни в и без того самой бедной стране Европы.

Правящий Альянс, несомненно, пойдет на эти непопулярные меры. В отличие от Украины, где премьер Тимошенко, действуя в условиях предвыборной кампании, предпочла ухудшение отношений с МВФ ухудшению отношений с избирателями и отказалась поднимать цены на газ для населения, у молдавских «евроинтеграторов» выборы — более отдаленная перспектива.

Очевидно, что если в первые месяцы еще можно будет валить все на коммунистов и итоги их правления, то этот аргумент себя постепенно исчерпает. Поэтому коммунисты будут действовать по правилу «чем хуже — тем лучше», то есть, чем хуже для страны, тем лучше для ПКРМ, тем выше ее шансы на победу на очередных досрочных выборах.

Кроме того, запас прочности у Альянса — несколько месяцев. Раздел должностей по принципу «каждой сестре — по серьге», призванный удовлетворить амбиции и материальные запросы лидеров партий-победительниц, имеет очевидные изъяны. Лидер демократов Марьян Лупу так и остался без должности. И вполне вероятно, что Михаю Гимпу с каждым месяцем будет все больше задумываться над тем, а стоит ли отказываться от статуса «и.о.». Кем он станет, если президента все же изберут, неважно, в стенах парламента или на прямых выборах? Спикером парламента, не вторым, но и не первым человеком в стране. К тому же все более очевидными становятся амбиции Влада Филата.

И наконец, сам Лупу. Допустим гипотетически, что Альянсу удастся протащить идею о прямых выборах президента Республики. Главное ведь не то, как тебя избирают, а какие полномочия ты после этого получаешь. Владимир Воронин сумел превратить фактически номинальную должность президента в ключевую. Но он опирался на крупнейшую фракцию в парламенте, которая первоначально на протяжении четырех лет даже имела квалифицированное большинство. Будет ли подобная опора у Президента Лупу? Вряд ли.
В этих условиях вполне может повториться ситуация 1998-2000 годов, когда в парламенте была создана мегакоалиция Альянс за демократию и реформы (АДР). Сходство Альянса-1998 с Альянсом-2009 в том, что и тот и другой — союзы поневоле, созданные для противодействия возрастающему влиянию коммунистов. В итоге, как мы помним, Альянс-1998 распался. Дружить против кого-то можно только до определенного момента, пока враг еще опасен или кажется таковым. К тому же, испытание властью — одно из нелегких, и, как показывает опыт той же Украины, практически никому не удавалось пройти его. Так или иначе, но возникает соблазн получить целое, а не довольствоваться частью.

Кроме того, Альянс вряд ли сможет решить ключевую проблему Молдовы — восстановление территориальной целостности страны. Решение приднестровского вопроса ряд экспертов, в том числе и автор этих строк, связывали с приходом к власти в Кишиневе и Тирасполе новых политических элит, не ориентирующихся на политические стереотипы прошлого. На данном этапе Молдове нужны не правые «евроинтеграторы», а умеренные государственники. У коммунистов был шанс постепенно трансформироваться в такую политическую силу. Однако, как это нередко случается, сработала инерция мышления и косность политической культуры. Что касается Приднестровья, то и здесь происходит толчение воды в ступе. Разговоры об отставке Игоря Смирнова ведется уже не первый год, однако он все не уходит.

Как результат, активизация приднестровского урегулирования в большей степени зависит от внешних факторов, в частности, от позиции Москвы, чем от желания и воли Кишинева и Тирасполя.

У избранной коммунистами тактики есть свои изъяны. Во-первых, медленно, но верно, будет сокращаться информационный ресурс коммунистов. Например, Набсовет Teleradio-Moldova уже освободил от занимаемых должностей председателя Teleradio-Moldova Валентина Тодеркана и директора Moldova 1 Адела Рэйлян. Увольнение носит откровенно политический характер. Можно ожидать и дальнейших движений новой власти в этом направлении.

Во-вторых, будет поневоле сокращаться бизнес-ресурс ПКРМ, в особенности бизнес, построенный на доступе к государственным ресурсам. В-третьих, сейчас коммунистам необходим образ «новой» партии. Можно, конечно, играть на экономических трудностях и вспоминать о том, что мы жили «бедно, но стабильно», можно сыграть на опасениях русскоязычных граждан Республики грядущей румынизацией. Все это, может быть, даже сработает еще раз. Но сейчас 2010, а не 1998 и не 2001 год. К тому же, как показывает украинский опыт, не исключено появление силы, способной перехватить ключевые лозунги ПКРМ и сделать их своими.

Кто возьмет на себя роль мудрой обезьяны...

Еще одна китайская поговорка гласит: «Когда дерутся два тигра, умная обезьяна сидит на дереве и ждет, чтобы полакомиться их добычей». Сегодня и Альянс и ПКРМ напоминают собой этих двух тигров. Кто же будет обезьяной?

Претендент номер один — Думитру Брагиш. Принадлежит к поколению политиков, прошедших комсомольскую школу. Школа эта, как известно, имеет как плюсы, так и минусы. Но и кроме нее у него за плечами — солидный политический багаж, работа на посту премьер-министра, активная политическая деятельность, именной Альянс в 2001 году и 19 мест в парламенте. Однако 1,9%, полученных на парламентских выборах в июле 2009 года — явный минус по сравнению с результатом апреля — 3,7%. Очевидно, что часть голосов отошли к другой левоцентристской партии — ДПМ.

В начале декабря было объявлено о начале процесса объединения Социал-демократической партии Молдовы с Демократической партией. Соглашение об объединении двух партий подписали 4 декабря лидер Демпартии Мариан Лупу и председатель национального совета СДПМ Юрий Болбочану. Правда, как сообщил Болбочану, что у Брагиша есть «особое мнение» относительно будущего партии, однако он подчинился решению Национального совета СДПМ о начале процесса объединения с Демпартией. Да и сам председатель СДПМ заявил, что окончательное решение по поводу дальнейшего функционирования СДПМ в качестве самостоятельной партии или объединения с ДПМ будет решено на съезде, который запланирован на весну 2010 года. Возможно, что для части социал-демократов подобное объединение и несет определенные выгоды. Но не для Брагиша. Вряд ли он согласиться играть роль персоны № 2, а то и № 3 в рядах Демпартии.

Для Лупу объединение ДПМ и СДПМ — шанс повысить котировки своих акций после провала попыток избрания его президентом страны. И чем скорее это произойдет, тем лучше. Проведение съезда весной снижает шансы на безболезненное поглощение социал-демократов демократами. Во всяком случае, за это время Брагиш вполне может найти новых союзников. Тем более, что есть электоральное поле, на котором можно неплохо потоптаться — это поле коммунистов. За восемь лет правления ПКРМ произошла смена поколений и сегодня лозунг «назад в СССР» уже не сработает.

Претендент номер два — экс-коммунисты Степанюк, Цуркан и компания. Перспективы весьма туманные. С одной стороны, у них есть риск так и остаться неприкаянными и непримкнувшими. Присоединение к одной из партий правящего Альянса несет в себе риск политического забвения, а также опасность взять на себя ответственность за экономическую политику «евроинтеграторов». Ради этого не стоило делать столь решительных шагов по разрыву с КПРМ.

С другой — они могут оказаться только верхушкой айсберга. Как уже указывалось, поток перебежчиков из рядов КПРМ может из тонкого ручейка превратиться в бурную реку. Главное — чтобы у этой реки было нормальное русло. Таким руслом могло бы стать создание новой левоцентристской силы как на базе какой-либо из действующих партий (например, той же СДПМ), так и абсолютно новой структуры. Во всяком случае, идея создания новой силы, призванной быть государственнической (есть хороший украинский аналог «державницькой»), без всяческих унионистстких, либеральных и прочих уклонов, витает в воздухе.

Есть правда один нюанс. Позиции Альянса пошатнутся не только благодаря тому, что ему придется бороться с последствиями кризиса. «Оранжевые» в Украине также особо кичились тем, что «завоевали свободу», но проблема в том, что быть свободными и одновременно голодными украинские граждане почему-то не хотят. Скорее всего, молдавские граждане ненамного отличаются от украинских.

И потому есть еще и третий претендент — тот, кто в нынешних условиях сможет подняться, опираясь на махровый популизм и образ «сильного лидера». Согласимся, сделать это в современной Молдове сложнее, чем в современной Украине. И внутренние условия и внешнее влияние несколько другие. Поэтому этот претендент — под вопросом. Возможно, в ближайшее время мы увидим и такой проект.

Впрочем, практически перед всеми «умными обезьянами» будет стоять один и тот же ключевой вопрос — что делать с Приднестровьем? Для того, чтобы пойти на полноценный диалог с Тирасполем, необходимо, как минимум, решиться произнести слово «федерация». Для молдавских политиков это слово — табу. Поэтому, кто бы не стал «умной обезьяной» он предпочтет традиционный путь — вначале победить в Кишиневе, и лишь затем попытаться убедить Тирасполь.

Terrawww.terra.md

+1
Поделиться
Запинить
Класснуть
Зацени-ка

Комментарии