ПРАВДА И ЛОЖЬ О РУМЫНСКОЙ ОККУПАЦИИ

ПРАВДА И ЛОЖЬ О РУМЫНСКОЙ ОККУПАЦИИ

05 октября 2009  03:11

Вначале немного истории. Хорошо известно, что Румыния во Второй мировой войне выступила союзницей гитлеровской Германии. На советско-румынской границе фашистское командование сосредоточило три армии (11-ю немецкую, 3 × 4-ю румынские) и ряд других частей, общая численность которых превышала 600 тыс. человек. В абсолютных цифрах на Восточном фронте против СССР воевало 30 румынских дивизий (для сравнения, венгры отправили против СССР 18 дивизий, финны — 17). Как впоследствии отмечал фашистский лидер Антонеску, Румыния выставила против СССР значительно больше дивизий, чем от нее требовало немецкое командование.
12 июня в Мюнхене состоялась встреча Антонеску с Гитлером, и румынский фюрер подтвердил готовность участия Румынии в войне с первого ее дня. «Гитлер, — отмечал Антонеску в своих показаниях следственным органам СССР, — во время встречи подчеркнул, что Румыния не должна стоять вне войны, так как для возвращения Бессарабии и Северной Буковины она не имеет иного пути, как только воевать на стороне Германии». В обращениях к армии король Михай и Антонеску объявили войну против СССР «священной». Солдатам было сказано, что они выполняют историческую миссию «освобождения своих братьев», защищают «церковь и европейскую цивилизацию от большевизма». В результате активного участия Румынии в войне против Советского Союза ей удалось оккупировать и ряд областей Украины. На этих территориях была установлена оккупационная администрация, созданы румынские органы власти. Из королевской Румынии на захваченные территории были направлены тысячи гражданских и военных чиновников, полицейских и жандармов.
Для управления оккупированной обширной территорией, общая площадь которой составляла около 100 тыс. кв. км, правительство Антонеску создало три губернаторства: Бессарабия (центр — г. Кишинев), Буковина (центр — г. Черновцы) и Транснистрия (центр — г. Одесса).
На территории оккупированных Беcсарабии и Северной Буковины было введено в действие законодательство королевской Румынии. В качестве официальной валюты был утвержден румынский лей. В отличие от Беcсарабии и Северной Буковины, Транснистрия формально в состав Румынии не вошла. В соответствии с соглашением, которое было подписано 30 августа 1941 года в Бендерах между представителями немецкого и румынского командования («Соглашение Хауфе — Тэтэрану»), Румыния получила лишь немецкий мандат на осуществление временной «администрации и эксплуатации» территории между Днестром и Бугом. Но правители Румынии не удовольствовались таким положением, они планировали со временем аннексировать эту территорию, а пока заблаговременно осуществить румынизацию края. 16 декабря 1941 года на заседании правительства губернатор Транснистрии профессор Георге Алексяну, обращаясь к Антонеску, заявил: «Мы, господин маршал, работаем там с мыслью, что владеем этой областью твердо и окончательно». Предупреждая членов правительства, что «никакого политического заявления в отношении Транснистрии сделать сейчас не может», И. Антонеску вместе с тем сказал: «Действуйте там так, будто власть Румынии установилась на этой территории на два миллиона лет».

И начался оккупационный «рай». В самой Одессе уже на следующий день после ее занятия румынами, 17 октября, были расстреляны и повешены около четырех тысяч одесситов — в основном мужчин. На Привокзальной площади и Куликовом поле на фонарных столбах несколько дней качались повешенные. Тысячи людей в первые же дни оккупации были арестованы и согнаны вместе с пленными в артиллерийские склады на Люстдорфской дороге. Уничтожение арестованных и пленных продолжалось там практически все дни оккупации. Людей морили голодом, расстреливали, гнали на тяжелые работы, сжигали и заливали зимой водой, заставляя спать в ледяных лужах на бетонном полу. Некоторыми казнями лично руководил город-ской голова Герман Пынтя. После освобождения Одессы во рвах близ складов были обнаружены останки около 28 тысяч человек.
Одесса не сдавалась. Уже 22 октября одесские подпольщики взорвали здание комендатуры на Маразлиевской. Погибло около 60 солдат и офицеров, в том числе комендант города. В качестве ответной меры оккупантами было убито около 5 тысяч заложников.
Все время оккупации продолжалось уничтожение еврейского населения в Одесской области. В октябре 1941 года в портовом сквере были расстреляны 19 тысяч евреев, тела которых сожгли. Около 5 тысяч евреев были согнаны в пригородное село Дальник, там часть из них расстреляли в противотанковом рву, а часть сожгли в четырех бараках. В первые месяцы оккупации в Одесской области была создана целая сеть концлагерей, в которые сгоняли евреев не только из Одессы и области, но и из Бессарабии и Северной Буковины. Вот только несколько страшных примеров. С 22 декабря 1941 года по 15 января 1942 года в селе Богдановка Березовского района было расстреляно и сожжено около 54 тысяч евреев. В лагерях Доманевка и Березовка в течение января-февраля 1942 года уничтожено почти 20 тысяч человек. В еврейском гетто, находившемся на территории села Гвоздавка-2 Любашевского района, были зверски убиты около 5 тысяч евреев.
Всего в Транснистрии за время оккупации были убиты и замучены более 200 тысяч евреев. Не случайно сегодня термин «Транснистрия» является одним из символов Холокоста, таким же как Освенцим или Бухенвальд.
Исследования, основанные главным образом на документальных данных — приказах, докладах, отчетах румынских военных, жандармов и чиновников, показали дикую жестокость «зеленорубашечников» — фашистов-железногвардейцев, солдат и офицеров румынской армии, жандармов. Румынские войска, действуя с эсэсовской айнзацгруппой Д, своей жестокостью, продажностью и вероломством изумляли даже немцев.
Об этом свидетельствует в своих воспоминаниях и Иван Митрофанович Сташек. Он пишет, что румыны относились к военнопленным хуже, чем к скоту. Во время перемещения из лагеря в лагерь их морили голодом, тех, кто не мог идти, добивали штыками или палками. В лагерях людей доводили до смерти изнурительной работой, а за малейшую провинность строго наказывали. Любимым занятием для надзирателей был процесс забивания до смерти заключенных деревянными палками.
Вообще румыны оказались достойными учениками своих немецких хозяев, а во многих случаях превзошли их. Они даже изобрели собственные изуверские меры: марши в зимнюю стужу нагих или закутанных в газеты людей.
А «хозяйственность» румын иногда превосходила все разумные представления о человечности: бывало, они не засыпали землей тех, кого убивали, а продавали трупы местным крестьянам, которые сдирали с них одежду. Могли продать и живых евреев, если находились покупатели. Правда, здесь удивляет и поражает преступная «наивная простота» людей, унизивших себя соучастием в тех страшных злодеяниях.
Вот против чего насмерть стояла Приморская армия в 1941 году. Вот с чем боролись все годы оккупации мужественные одесские патриоты. Вот от чего освободили нас герои-красноармейцы 10 апреля 1944 года. И в этот день мы должны помнить не только о подвигах и жертвах минувшей войны, но и о том, что каждый, кто пытается хоть как-то оправдать злодеяния оккупантов, — враг точно такой же, как сами оккупанты. А может, и хуже.

Начало румынского реванша
Как ни печально, но 10 апреля придется с болью говорить и о том, что Румыния уже берет реванш за свое поражение во Второй мировой. Берет за наш счет. Румынские националисты, дорвавшиеся до власти, все громче говорят о восстановлении Великой Румынии, в состав которой вернулись бы Бессарабия и Северная Буковина. Идет планомерная работа по реабилитации фашистского правительства И. Антонеску, представлению Румынии в качестве жертвы сталинского режима. Интересно, если Румыния жертва, то что ее солдаты делали в Одессе, Крыму и приволжских степях? Сегодня ради территориальных приобретений румынское руководство готово пойти на денонсацию всей международно-правовой системы, отказавшись от советско-румынских договоров 1948 × 1961 годов, а также Хельсинкских соглашений 1975 года, определивших незыблемыми границы европейских государств. Румынское руководство с каждым годом все усиливает давление на Украину, успешно выдвигая «оранжевой власти» территориальные претензии. При этом румыны не стесняются в выражениях. Так, президент Румынии Траяну Бэсеску позволяет себе заявление, что «…при некоторых обстоятельствах юг Украины должен стать частью Республики Молдова». А румынское издание Ziua пишет: «Древние румынские территории были зверски захвачены советскими силами, на части бессарабской территории была создана 2 августа 1940 года Молдавская ССР. Юг Бессарабии и север Буковины вместе с районом Херца были включены в Украинскую ССР — другое абсурдное творение сталинской политики. Освобожденные румынские территории были вновь оккупированы Красной Армией в августе 1944 года». «Главным выгодоприобретателем этой экспансии СССР на восток оказался Киев, включивший в себя польские, словацкие и румынские территории, а также Крымский полуостров, благодаря Никите Хрущеву, украинцу по происхождению. Став в 1991 году независимым государством, Украина продолжила удерживать в оккупации эти территории — так же как и остров Змеиный, отобранный СССР в 1948 году», — заключает Ziua.
Первых успехов Румыния уже добилась. Без единого выстрела румынские юристы и дипломаты выторговали у Украины шельф вокруг острова Змеиный, навсегда теперь ставший в отечественной истории и народном сознании братом-близнецом острова Цусима. Отдана не цистерна бензина, а 9,7 тысячи квадратных километров, составляющих около 80% нефтегазоносного шельфа. Запас углеводородов на переданной территории составляет, по оценкам экспертов, не менее 1,2 миллиарда тонн, что полностью обеспечило бы все наши потребности в газе на 40 лет. Дальше может быть больше. Не случайно у румын в последнее время явно поднялось настроение. Выиграв суд по острову Змеиный, наши юго-западные соседи воспряли духом, активизировав уже было провалившуюся кампанию по «орумыниванию» молдавского населения Украины. Из последних инициатив Бухареста — установка в селе Озёрное Измаильского района памятника маршалу Александру Авереску, которого еще называют «покорителем Бессарабии». Румынские дипломаты вынашивают идею создания на территории Одесской области румынской «Бессарабской митрополии», целью которой является не только духовный прозелитизм, но и пропаганда уже внутри украинского государства идеи отторжения от Украины юга Одесской области. Румыны ведут работы по созданию 10 портов и переходов по ходу канала «Дунай — Черное море», углубляют его, не считаясь с международными экологическими нормами. Не так давно один из депутатов Европарламента от Бухареста зарегистрировал законопроект, предусматривающий преференции для румынских национальных меньшинств, вплоть до национально-культурной автономии, что граничит с территориальными претензиями.
А нынешняя украинская власть молчит и будет молчать. Во-первых, для нее невозможно обидеть одного из главных лоббистов по вталкиванию Украины в НАТО, а во-вторых, их сближает идеология. Ведь не могут деятели, делающие национальными героями палачей «Нахтигаля», осуждать румынских фашиствующих коллег, реабилитирующих местных преступников против человечества. И чем быстрее эта власть канет в небытие, тем больше шансов, что украинский народ вновь не станет жертвой румынской оккупации, а жертвы, понесенные нами в годы Великой Отечественной, не будут напрасными.

Terrawww.terra.md

+1
Поделиться
Запинить
Класснуть
Зацени-ка

Комментарии