EXCLUSIV! Виктор Цопа о ситуации в РМ, о прошлом Плахотнюка и о том, что его вынудило уехать в Германию

EXCLUSIV! Виктор Цопа о ситуации в РМ, о прошлом Плахотнюка и о том, что его вынудило уехать в Германию

04 сентября 2016  21:42

Интервью журналиста Константина Кеяну с основателем и спонсором телеканала Jurnal TV, бизнесменом Виктором Цопа

- Господин Виктор Цопа, шесть лет назад вам со всей семьей пришлось уехать из Молдовы и с тех пор вы не появлялись на публике. За это время ваше имя многократно упоминалось в Кишиневе, и зачастую не только положительно. Почему вы решили выступить только сейчас?

- Я никогда не выступал на публике, потому что я не публичный человек, я не хочу быть политиком, я не хочу заниматься политикой. То, что мы делаем в Молдове, мы делаем из любви к Молдове, к нашему народу. Но сейчас, как я заметил, появилось много негативной информации, и я хотел бы дать некоторые разъяснения, объясниться, чтобы люди понимали, что мы делаем и как мы делаем и тому подобное.

- Чем на самом деле вы занимаетесь в Германии?

- Вы правы, мы с семьей уже много лет в Германии. Я приехал с четырьмя детьми, сейчас у нас уже пятеро. Роберт родился через год после нашего приезда. В принципе, в какой-то степени он немец. Мы счастливы, дела идут очень хорошо. Дети учатся: трое – здесь, двое – в Лондоне, они еще студенты. Бизнес развивается очень хорошо. У нас имеются инвестиции в различных областях. Мы работаем как на европейском, так и на мировом уровнях. В какой-то степени крупная неприятность или вызов, случившийся с нами в Молдове, заставила нас развиваться и работать больше и лучше. Мы должны быть счастливы и благодарны, что у нас такие противники и враги, которые провоцируют нас на все более великие дела. Оставаясь в Молдове, я действовал в молдавских масштабах – небольшие объемы, низкие доходы. Наш враг, наш оппонент вынудил нас вырасти.

- Какой вы видите реальность здесь, в Республике Молдова?

- То, что происходит в Молдове, печально. В 2009 году мы все были большими оптимистами, романтиками. Мы думали, что после падения режима Воронина наступит прекрасный период, период перехода от авторитарного режима к режиму демократическому, цивилизованному, европейскому, но этого не произошло. Плахотнюк тем или иным образом контролировал Воронина в период коммунистического режима, управлял ситуацией из-за кулис. Сейчас он стал играть открыто, фактически взял в руки всю власть, захватил государство, госорганы уже не работают. То есть Молдова – это что-то наподобие Никарагуа, наподобие Гаити, - вошла в порочный круг, в отличие от таких государств, как Доминиканская республика или другие, которые стали на правильный путь. Это очень серьезная проблема. Я считаю, что Плахотнюк как вирус, как тиф. Народ, Молдова должны испить эту горькую чашу до дна, чтобы появился иммунитет. Как это было в Германии, когда с 33-й по 45-й год у власти был Адольф Гитлер, и теперь немцы уже никогда не допустят к власти узурпатора, не допустят того, чтобы власть, учреждения были сосредоточены в руках одного человека. Власть рассредоточена, учреждения работают и так далее. Молдаване переживают болезненное состояние, болеют в каком-то роде тифом. Но иммунитет вырабатывается. Главное, чтобы эта болезнь не убила Молдову, чтобы Плахотнюк ее не убил. Думаю, недалек тот час, когда Плахотнюк будет наказан за всю ту мерзость, которую он натворил.

- И мы приобретем иммунитет к подобным режимам.

- Очевидно. Если бы Плахотнюка отстранили от власти раньше, молдаванам не суждено было бы испить эту чашу. Нужно выпить чашу до дна. Мы как физические лица испили свою чашу, когда нас осудили, когда у нас украли акции Victoriabank, Banca de Economii. Большинство людей не поняли бы этого: «Ну, обокрали каких-то богачей», тем более что молдаване не любят богатых. Когда обокрали, весь народ, когда украли у каждого 1,3 млрд, когда упал курс национальной валюты, когда выросли цены, когда наказали всех, тогда они все поняли и осознали, и это привело к общей борьбе, к всеобщей мобилизации. Народ выживет, страна выживет и появится иммунитет.

- В 2010 году вы были вынуждены покинуть Молдову при не самых благоприятных обстоятельствах. Как все было на самом деле?

- Я уехал в Германию еще в 2002 году. На самом деле первым большим вызовом был Владимир Воронин, и за это я должен его поблагодарить. Он был первым, кто открыл на меня первое дело, он был первым, кто хотел мне вынести приговор, но Воронин был более цивилизованным человеком, больше государственником, добрее, позитивнее. Плахотнюк более жестокий, более коварный, более плохой, более желчный, я бы даже сказал, абсолютное зло. После первой провокации, которая имела место в 2001-2002 годах, мы уехали в Германию, и начали работать там. Работаем здесь с понедельника по пятницу, а в субботу и воскресенье проводим дома с семьей. В основном мой бизнес здесь, я купил дом еще тогда, но в 2010-2011гг. мы были вынуждены полностью переехать сюда по двум причинам. В первую очередь из-за того, что Плахотнюк нас ограбил, украл нашу собственность и осудил нас. И благодаря этому мы оказались в Германии, благодаря этому мы развиваемся. Всё что нас не убивает, делает нас сильнее.

- В некотором роде вы должны быть ему благодарны. 

- На сто процентов. Не зря говорят: скажи кто твой друг, и я скажу, кто ты. Скажи кто твой враг, и я скажу, кто ты. Сильные враги означают мощный вызов. Мощный вызов означает эволюцию и развитие.

- В Кишиневе считают, что вы с Владимиром Плахотнюком были партнерами по бизнесу. Вы могли бы подробнее рассказать об этом, в чем состояло это партнерство?

- Мы с Плахотнюком стали совладельцами акций Victoriabank с 2004-2005, тогда мы и начали работать с ним вместе. Я не знал, что это за человек. Позже, поработав с ним, уже видишь, чувствуешь, узнаешь, что он за человек. Примерно к 2006-2007 я был потрясен, сильно потрясен. Я не думал, что такие люди есть на земле, что может существовать такое зло. И начал искать, я искал специалистов, психологов, людей, которые разбираются в человеческой сущности, и они мне четко сказали: этот парень – социопат.

- Но что именно вас шокировало в нем?

- У него нет финансовой ответственности, нет сострадания, нет стыда, нет чести. Доброту он считает слабостью. Было два очень важных события. В какой-то момент, несмотря на то, что Шлопак (бывший директор ASITO Евгений Шлопак) пришел и предложил нам купить акции ASITO, он сказал: «а давай его кинем, давай обворуем Шлопака». Я сказал ему: «Влад, ты сумасшедший, он пришел и предложил мне купить акции по нормальной цене, он предложил нам «бизнес». Второе событие произошло примерно в 2007 году, когда я сказал: «Плахотнюк, мы должны рассчитаться с Пройдисвет (бывшим акционером Victoriabank Галиной Пройдисвет), мы с ней договорились». Он ответил: «Нет, нет, нет, нет, мы не будем платить. Ты что, сумасшедший?» И вот в тот момент я четко осознал, что мы не сможем быть акционерами банка. Более того, я понял, что мы не только не сможем быть акционерами в одном банке, мы не сможем вместе работать в финансовой системе, и тогда я подумал, что нам даже будет сложно жить в одной стране. В 2010 году мы сели и поговорили. Он сказал, что «если вы мне даете то-то и то-то, я согласен продать вам акции». Мы договорились, и я уехал в Германию. Уже находясь в Германии, я получил информацию о том, что за ночь Плахотнюк обокрал нас. Как он нас обокрал? Как обворовывает всех – через судебную систему.

- Он купил судей?

- Да, подкупил судей и окончательно обокрал, как настоящий вор. Обратите внимание, что Сталин поступал так же – грабил. Его первая кража была, если не ошибаюсь, когда он ограбил банк в Баку. Так он попал в тюрьму.

- После того как у вас отняли акции, вы с журналистом Валом Бутнару решили учредить телеканал Jurnal TV. На самом деле вас обокрали в 2010 году, а Jurnal TV вы основали годом ранее – в 2009 году. Когда возникла идея создания телеканала с Валом Бутнару? Потому что в Кишиневе говорят, что телеканал вы основали, чтобы отомстить Плахотнюку.

- Телеканал был основан в 2009 году. Цель телеканала – проливать свет, нести информацию. У меня был опыт коммунистического периода, когда Воронин контролировал практически все СМИ. Воронин никогда не был так жесток, так плох и так коварен, как Плахотнюк. Тогда я понял, что нужны независимые СМИ, которые будут доносить свободу, информацию в общество. Конечно, действия и роль Плахотнюка проявились гораздо позже, телеканал был основан в 2009 году. Мы решили создать телеканал, и это решение было принято до 7 апреля 2009 года.

- Не каждый может себе позволить открыть телеканал, тем более медиатраст в Республике Молдова. Для этого требуются очень значительные суммы. Откуда у Виктора Цопы в 2010 году взялись деньги на медиатраст и откуда у вас деньги, чтобы в течение семи лет продолжать его финансирование, учитывая то, что вы находитесь за границей, вы занимаетесь там бизнесом и на вашем попечении большая семья?

- Это очень просто. Еще до 2009 года, когда мой враг и оппонент Владимир Воронин сделал мне вызов и начал меня преследовать в Молдове. Я приехал в Германию и начал работать на международном уровне. Я заработал много денег и открыл телеканал. В 2010 и 2011 годах Плахотнюк ограбил нас, стал преследовать, и я не мог вернуться в Молдову, так что у меня появилось время, чтобы расширить бизнес. И это позволяет мне поддерживать телеканал и оказывать ему поддержку в будущем, чтобы он в свою очередь поддерживал людей, поддерживал народ. Представьте себе, если не было бы Jurnal TV, не было бы Натальи Морарь, не было бы Ziarul de Garda, не было бы Алекса Козера и других независимых средств массовой информации,что было бы с Платформой DA, что было бы с Андреем Нэстасе и Домникой Маноле, что было бы со Штефаном Урыту, с Сергеем Сагайдаком и Гофманом, и с другими игроками, свободными людьми? В этом ваша роль, г-н Кеяну, вы исключительный просветитель, потому что просвещаете сознание. Каждый день делаете это, и мы все должны быть вам благодарны за это. И воскресным вечером делаете это, серьезно и с помощью сатиры. Вот мы все вместе и делаем эту работу. Я не могу делать это публично, до сих пор я никогда не выступал на телевидении и не собирался этого делать, но я могу делать что-то другое, что не легче. Получая прибыль, я могу взять некоторую часть доходов из бизнеса и вложить в свою родину, чтобы просвещать, чтобы рассказывать людям правду, чтобы внести свой вклад. Не все могут это сделать, и я хочу вам сказать, что деньги, которые я вложил в этот проект, мне ничего не приносят. Я не собираюсь заниматься политикой, я никогда не буду стремиться к власти, я не собираюсь продвигать ни одну политическую партию. Этого не делали международные организации, и не делал никто другой. То, что делает Плахотнюк с его медиахолдингом, называется пропагандой. Он делает это, руководствуясь лишь одним фактором – фактором выживания. Он наворовался, совершил множество преступлений, и это его мотивация, чтобы выжить. Ему нужна власть. Пока он будет у власти, он выживет. Лишившись власти, он будет вынужден отбывать наказание за всю ту мерзость, которую он натворил.

- Хочу немного задержаться на личности Владимира Плахотнюка. Вы хорошо знаете, что он сегодня контролирует все в Республике Молдова. Когда вы познакомились, предполагали, что он может прийти к тому, что имеет на сегодняшний день?

- Да. В 2006-2007 гг. нам стало ясно, что он за человек. Это развитие человека авторитарного режима. Его развитие похоже на эволюцию Гитлера до 33-го года.

- Но он высказывал свое стремление все захватить?

- На все сто процентов. Если вы внимательно всмотритесь в его мимику, в его жесты, в его действия, в его слова – это человек с безграничной жаждой власти, это социопат без совести, без сострадания. Он представляет собой проявление абсолютного, чрезмерного зла.

- Я хочу обсудить личность адвоката Андрея Нэстасе. Это человек, с которым вас связывают длительные отношения дружбы и сотрудничества, которому вы в какой-то мере стали крестным отцом. Мы являемся свидетелями того, как за последние полтора года Андрей Нэстасе прошел путь эволюции, можно сказать впечатляющий и молниеносный: от адвоката к организатору протестов и, более того, стал признанным лидером оппозиции, может быть, одним из самых значимых лидеров оппозиции. Вы, Виктор Цопа, принимали ли какое-либо участие в этой эволюции Андрея Нэстасе?

- Андрей был нашим адвокатом. Он нас защищал, он вник в суть проблем. Ему хорошо известны злодеяния Плахотнюка. У него были те же вызовы, что и у нас. Он понял героя, он понял молдавское общество. Брошенный вызов и огромные проблемы заставили его эволюционировать, превратиться из простого адвоката в политика. Я думаю, примерно с 2012-2011 годов Андрей постепенно становился участником политического процесса, становился политическим деятелем. Он развивался. Он взвалил на свои плечи большую проблему Молдовы и борется против Плахотнюка.

- Телеканалы Плахотнюка неоднократно пытались и продолжают попытки связать ваше имя с Платформой «Достоинство и Правда», с протестами этой Платформы. Насколько это правда?

- Это абсолютная ложь. По правде говоря, Андрей должен был покинуть Молдову, это человек, у которого была возможность уехать в Лондон на обучение, чтобы получить европейский диплом... Он сделал бы блестящую карьеру в Европе... Но он выбрал другую судьбу, а судьба выбрала его. Он остался в Молдове, собрал вокруг себя людей с высокими моральными принципами, которые создали Платформу. Я не оказывал никакого влияния, никакого! Ни финансового, ни организационного. Для меня стало неожиданностью, когда в апреле 2015 года я увидел 3000 человек. Тогда я узнал о Платформе DA. Я наблюдал за ними, наблюдал с большой симпатией. Меня очень удивили они, и меня впечатлил Андрей. Он сильно эволюционировал, значительно вырос и, опять же, его противник, враг, человек, который полностью захватил власть, захватил власть в Молдове, фактически привел к тому, что Андрей и Платформа DA мобилизовались и борются с ним. То, что происходит сейчас, замечательно.

- Сколько хороших вещей сделал Плахотнюк! Не ведая того, он создает характеры и очень сильных противников.

- Точно! Мы должны быть благодарны Плахотнюку. Он создает сильные характеры, и делает так, чтобы у народа появился иммунитет, чтобы люди поняли, что нужно жить иначе, более демократично, цивилизовано, как левым, так и правым, чтобы вместе работать, и прорусским, и проевропейцам нужно вместе работать, чтобы всем стать промолдавскими и работать во имя счастья и процветания нашего народа.

- Вам хорошо известно, что политическая ситуация в Кишиневе пришла к какой-то мертвой точке, дела не продвигаются и чувствуется необходимость радикальных перемен. Как вы думаете, что должно произойти в Молдове сейчас, и как вы это видите, если видите? Вместе с Виорелом Цопой вы подписали заявление, в котором говорите, что не собираетесь вмешиваться в политику Республики Молдова. Остается ли в силе это заявление?

- Остается в силе. Мы остаемся в Европе, мы будем здесь жить, мы должны время от времени приезжать в родительский дом, должны приходить на могилу матери, несколько дней гулять по любимым улицам и возвращаться обратно. Я не собираюсь возвращаться жить в Молдову, я не собираюсь заниматься молдавской политикой, я не собираюсь влиять на молдавскую политику. Молдова уже слишком мала для нас. Мы работаем в другом пространстве, открытом, свободном пространстве. Германия – очень красивая цивилизованная страна с функционирующими правовыми институтами. Одно удовольствие работать здесь, вы растете, вы развиваетесь, вы воспитываете детей. Конечно, мы очень сильно любим свою родину и делаем все возможное в других областях, но не станем заниматься политикой в Республике Молдова.

- Господин Виктор Цопа, в завершение я хочу поблагодарить вас за это интервью, и за возможность, которую вы предоставили мне и моим коллегам для создания двух передач на Jurnal TV, которые, по моим сведениям, пользуются большим успехом в Кишиневе. Должен вам сказать, что никогда в моей писательской и журналистской карьере я не приносил столько профессиональной пользы, сколько мне дали эти две передачи, на которых я работаю с большим удовольствием.

- И я благодарю вас. Хочу вам сказать, господин Кеяну, что вы необыкновенный человек, с очень высокой моралью, на мой взгляд, один из самых высокоморальных. Вы, по сути, стали точкой отсчета для очень многих в Республике Молдова. В принципе, эта сложная ситуация объединила очень многих людей. Мы должны быть уверенны, что в этом или в следующем году Плахотнюк падет, Молдова выйдет на другой уровень развития. Многие сейчас в отчаянии, многие уезжают. Их не нужно винить, они ищут свое будущее, но, в любом случае, цивилизованные люди победят и Молдова вступит на нормальный путь.

- Господин Виктор Цопа, спасибо за это интервью!

- Спасибо и вам, господин Кеяну!

Фото: Jurnal.md

 

Terrawww.terra.md

+1
Поделиться
Запинить
Класснуть
Зацени-ка

Комментарии