Игорь Додон: Пришло время, чтобы президентом стал представитель левых партий

Игорь Додон: Пришло время, чтобы президентом стал представитель левых партий

12 октября 2016  11:39

 

После семи лет правления правых партий, называющих себя проевропейскими, пришло время, чтобы к власти в государстве пришёл представитель левого фланга, который принёс бы равновесие”. Об этом заявил председатель Партии социалистов Игорь Додон, кандидат под номером 8 в избирательном бюллетене, в ходе очередной беседы из серии предвыборных интервью, подготовленных Агентством IPN.
---

– Господин Додон, учитывая мнение ряда экспертов и политиков, считающих, что общество расколото, как Вы думаете, какой президент нужен Молдове?

– Я думаю, что общество глубоко расколото вследствие геополитических противоречий в молдавской политике: у одних взгляды прорумынские, у других – пророссийские. В Румынии все поддерживают европейскую интеграцию, в России все выступают за сохранение государственности и, хотя власть и оппозиция борются друг с другом, когда речь заходит о национальных интересах, их взгляды совпадают. Основная проблема Республики Молдова состоит в том, что на протяжении 25 лет независимости мы всё время были разделены по геополитическим критериям. Я бы хотел, чтобы на определённом этапе мы, политики, выросли до того уровня, когда геополитика будет исключена. Нашей национальной идеей должно быть благополучие граждан. Если в дальнейшем у нас будет большинство граждан, не желающих объединяться ни с Румынией, ни с Россией, то я думаю, что это позволит преодолеть целый ряд проблем, накопившихся за эти 25 лет.

Что касается того, какой президент нужен стране, я бы сказал, что после семи лет правления правых, проевропейских партий, пришло время стать президентом представителю левых партий, чтобы присутствовал баланс, потому что на протяжении семи лет большинство населения было отстранено от управления страной. Большинство населения должно быть представлено ??в процессе управления, на первом этапе – посредством института президента, а далее будет видно, возможно, оно получит своё представительство через парламентские выборы.

– Исходя из тех полномочий, которыми обладает президент согласно законодательству, какой Вы видите свою деятельность в качестве главы государства? Считаете ли Вы, что следующий президент должен будет бороться за расширение своих полномочий?

– Молдова является полупрезидентской республикой. Очевидно, что избранный народом президент не имеет тех полномочий, которые соответствовали бы его мандату и доверию со стороны населения. В то же время, даже согласно нынешней Конституции у президента есть достаточно полномочий для того, чтобы диктовать свою позицию по целому ряду вопросов, связанных с государственностью и нейтралитетом. Я убеждён, что у нас имеются реальные шансы на победу, но мы столкнёмся с теми реалиями, когда у нас есть парламентское большинство, созданное с помощью шантажа, большинство демократическое и проевропейское, а также правительство, избранное этим большинством. Будет непросто, так как президент будет настаивать на некоторых вопросах, и я не исключаю, что на определённом этапе мы придём к тому, чтобы инициировать ряд изменений в Конституции. Думаю, что больше всего население желает видеть президента, который не являлся бы представителем нынешних властей, который занимал бы более жёсткую позицию в отношении кражи миллиарда. И я думаю, что и в условиях нынешней Конституции президент может предпринять некоторые шаги для улучшения ситуации.

– Как Вы считаете, президента следует избирать прямым голосованием или в парламенте?

– Я всегда выступал за прямые выборы. Я неоднократно предлагал в парламенте внести изменения в Конституцию через парламент, чтобы не тратить деньги на референдум. Я несколько раз обращался в Конституционный суд с данной инициативой, но она не была принята. Когда КС отказал в изменении Конституции через парламент, я публично призвал людей подписываться в поддержку организации референдумов другими политформированиями. Конституцию нужно было изменить, но сделать это следовало одним из двух законных способов – в парламенте или на референдуме, а не решением Конституционного суда.

– Кого Вы видите в качестве своих оппонентов?

– Я не буду называть имена. Но скажу Вам, что мы будем работать над тем, чтобы второго тура не потребовалось, чтобы победить уже в первом туре. Мы хотим сказать людям, что не стоит расходовать деньги на второй тур. Очевидно, что победу одержит кандидат левых сил, если только выборы не будут массово сфальсифицированы. Думаю, есть шансы и на то, что второй тур не состоится. Надеюсь, мы сделаем всё возможное для того, чтобы выборы завершились 30 октября.

– Как на парламентские, так и на местные выборы, особенно в столице, оказал своё влияние геополитический фактор. Думаете ли Вы, что и эти выборы пройдут под знаком геополитики?

– Это зависит от того, будет или нет второй тур. Если второй тур будет с участием кого-то из правой оппозиции, то очевидно, что выборы будут иметь идеологический и геополитический подтекст, если же во второй тур выйдут представители власти и оппозиции, то я думаю, что власти будут переводить обсуждение на геополитику, но это станет борьбой между властью и оппозицией.

– Что Вы предлагаете отличного от других кандидатов?

– У нас всё отличается от других кандидатов. Независимость, государственность и нейтралитет не присутствуют у кого-либо ещё. О сильной экономике и социальной справедливости заявляют и другие, но ни у кого нет конкретики. О нашей православной вере и дружественных отношениях с Россией также говорим только мы. Мы подробно расписали каждый из пунктов программы. Мы обнародуем и нашу программу экономического развития, у нас имеется программа на нескольких десятках страниц, у нас есть команда ведущих экспертов в этой области.

– Каковы будут Ваши действия в качестве главы государства?

– Одним из первых шагов станет отмена нормативно-правовой базы, согласно которой украденный миллиард должны вернуть простые люди. Миллиард должны вернуть находящиеся у власти воры. Я осознаю, что президент не вправе отменять законы, но он может предпринять шаги, которые приведут к отмене этих законов, в том числе – инициировав референдум по данному вопросу. Как минимум, президент может ввести мораторий на один или два года, пока в бюджет не возвратится часть денег, ведь власти заявляют, что уже нашлись 600 миллионов долларов.

Во внешней политике я намерен восстановить экономические связи с Российской Федерацией. Я предлагаю начать трёхсторонние переговоры между Молдовой, ЕС и Российской Федерацией. У нас есть соглашения о свободной торговле с ЕС и Россией, но, к сожалению, соглашение с Российской Федерацией не работает. Нам необходимо в срочном порядке вновь открыть для нас российский рынок. Это возможно, мне удалось это сделать для нескольких компаний, находясь в оппозиции и не имея никаких рычагов.

– По Вашему мнению, источник проблемы находится в Кишинёве или в Москве?

– Проблема заключается в недопонимании. Поэтому я и предлагаю трёхсторонний формат. Российская Федерация заявляет о наличии риска реэкспорта из ЕС через Молдову, а ЕС утверждает, что никакого риска нет. Предлагаю нам усесться за стол и сказать им: вот вы ведёте геополитическую борьбу, а страдаем мы.

Другим аспектом является проблема мигрантов в Российской Федерации. Есть несколько десятков тысяч граждан, которым запрещён въезд в Россию, ещё несколько сот тысяч имеют проблемы с миграционными службами, и мы должны решить их проблемы.

Ещё одним приоритетом на посту президента станет укрепление государственности Республики Молдова. Здесь речь идёт о законодательном запрете любых унионистских движений, независимо от того, хотят ли они объединения с Украиной, Россией или Румынией. Для меня они все одинаковы и несут одни и те же угрозы. Конституция гласит, что Республика Молдова является нейтральным и независимым государством, и если политические (и не только) организации выступают за ликвидацию государственности, то они считаются антиконституционными.

К таким же приоритетным задачам относится и инициатива о возвращении к преподаванию истории Молдовы. Мы являемся независимым государством с богатой историей, превышающей 657 лет, и нам есть, чем гордиться.

– Каким Вы видите решение приднестровского конфликта? Какова Ваша позиция в отношении российских войск, находящихся в приднестровском регионе Республики Молдова?

– Республика Молдова является нейтральным государством, и она должна оставаться нейтральной, нейтральный статус подразумевает, что никакие иностранные силы – американские, русские, румынские – не должны находиться на территории страны. Я считаю, что эта цель будет достигнута тогда, когда мы найдём политическое решение приднестровской проблемы. Мы открыто высказались о создании механизма для федерализации Республики Молдова. Вижу, что некоторые боятся этого термина. Если боятся – то пусть предложат что-то другое. Но я думаю, что мы должны предоставить районам на левом берегу Днестра особый статус автономии с широкими правами. Президент не может принимать такие решения, но он может предложить переговоры, в том числе левому берегу Днестра, вести эти переговоры, пригласить иностранных партнёров и, когда будет найдено решение, предложить поправки в Конституцию, инициировать референдум. Некоторые пугают людей тем, что, придёт Додон, и всё изменится. Но это не так, все важные решения мы будем принимать через референдум.

– Некоторые из кандидатов уже объявили о том, как они поступят, если нынешнее парламентское большинство предложит им выдвинуть определённых кандидатов на пост премьера. Как поступит президент Додон?

– Президент Додон не одобрит и не выдвинет на пост премьера ни одного из кандидатов, предложенных нынешним парламентским большинством, будь то Плахотнюк, Канду, Лупу или любой другой. Если мы одержим победу, президент не подпишет такой указ.

– В заключение я бы хотел, чтобы Вы объяснили избирателям, почему им следует принять участие в голосовании 30 октября? Тем более, что имеются политические силы, которые призывают население не участвовать в выборах.

– Если мы не пойдём голосовать, это не значит, что так же поступят и правые. В случае бойкота со стороны левых, власти победят на выборах. Так в чём же смысл бойкота? Воронин (председатель ПКРМ – прим.ред.) должен гордиться тем, что его ученик, я имею в виду меня, победит на этих выборах. Если я одержу победу, то поблагодарю его и признаю, что в этом есть и его заслуга. Дорогие граждане, мы долго боролись за то, чтобы достичь двух целей – прямых выборов президента и досрочных парламентских выборов. Одна из целей была достигнута. Давайте массово примем участие в голосовании, массово проголосуем за левый фланг и, победив на президентских выборах, двинемся ко второй нашей цели – досрочным парламентским выборам.

 

 

 

 

 

Terrawww.terra.md

+1
Поделиться
Запинить
Класснуть
Зацени-ка

Комментарии