Интервью для Коммерсанта лидера политической гонки на пост президента

Интервью для Коммерсанта лидера политической гонки на пост президента

26 октября 2016  09:26

Социологические опросы сулят победу на президентских выборах социалисту Игорю Додону, который опережает по популярности ближайших преследователей — лидера проевропейской партии «Действие и солидарность» Майю Санду и кандидата от правящей Демпартии Мариана Лупу. 

Главред Newsmaker.md Владимир Соловьев взял у Игоря Додона интервью для «Коммерсанта» и поинтересовался, признает ли он в случае победы Крым — российским и будет ли добиваться разрыва соглашения об ассоциации Молдовы и ЕС.

Последний опрос общественного мнения показал, что за вас готовы проголосовать больше 40% избирателей. На сколько процентов в своей победе уверены вы?

Наши шансы победить на этих выборах вполне реальны. Есть шанс победить в первом туре. Если нет, то во втором туре с большим отрывом нам удастся победить любого из тех, кто может стать моим соперником.

Это Майя Санду и Мариан Лупу.

Да.

Кто из них для вас комфортнее?

Оба были во власти, и первая и второй сторонники евроинтеграции, которая сейчас крайне непопулярна в обществе.

Эти выборы проходят на фоне нескольких важных моментов. Во-первых, за последние семь лет в обществе сейчас самый низкий уровень поддержки евроинтеграции. Во-вторых, эти выборы — результат протестов в начале этого года, когда мы добивались досрочных парламентских выборов и прямых президентских. Поэтому у кандидатов, которые были во власти последние семь лет, шансов победить нет.

Если вашу предвыборную программу свести к одной фразе, то вы идете на выборы под лозунгом борьбы со сложившейся в стране коррупционно-олигархической системой.

Да, мы против этой власти. У тех, кто пытается превратить эту борьбу в сугубо геополитическую, ничего не выйдет. Власть пытается показать, что это геополитическая борьба, потому что ей выгодно, что она за Европу, а другие за Россию. Но основной сюжет этих выборов — противостояние оппозиции и власти. У оппозиции шансов больше, так как власть поддерживают не более 10–15%.

Молдавская коррупционная система прославилась на весь мир, после того, как из местных банков украли $1 млрд. Об этом писали европейские, американские, российские газеты. Но система не абстрактный механизм, а конкретные люди. Точнее один человек — Владимир Плахотнюк. Как он построил эту систему, что и как он контролирует?

Система основана на власти, которая опирается на парламентское большинство.

Его контролирует Плахотнюк.

Вы спросили, как построена система. Основа — парламентское большинство. С его помощью контролируется правительство, репрессивные органы такие, как прокуратура.

Что нужно сделать? Мы не отказываемся от нашей позиции, что нужно добиться досрочных парламентских выборов. Поэтому президентские выборы, на которых мы должны победить, это промежуточный этап освобождения страны от коррупционного режима. Нужно победить на президентских выборах, а потом использовать все рычаги, что есть у президента, чтобы добиться досрочных парламентских выборов.

Мы понимаем, что борьба будет не простой, потому что у президента нет полномочий распускать парламент. Но у него есть рычаги, чтобы расшатать эту систему, что я и буду делать. Буду настаивать на досрочных парламентских выборах. Если власть не пойдет на уступки, обращусь к народу, проеду по всем населенным пунктам и предложу два выхода: либо референдум о роспуске парламента и досрочных выборах, либо референдум по изменению конституции, чтобы у президента появились полномочия распускать парламент.

Можно ли говорить, что Игорь Додон ведет борьбу лично с Владимиром Плахотнюком?

Можно говорить, что Игорь Додон ведет борьбу с этой властью, а власть — это Владимир Плахотнюк.

Помимо возможности инициировать референдум у президента есть еще один инструмент — Высший совет безопасности (ВСБ), в котором состоят руководители спецслужб и который возглавляет президент. Глава государства вполне может потребовать от этого органа предоставления информации о схемах, о контроле, о том, что и как делает Владимир Плахотнюк. Вы этим инструментом готовы пользоваться?

У президента еще и другие полномочия: он предлагает кандидатуру генпрокурора, снимает и назначает судей разных инстанций, назначает состав ВСБ. Эти инструменты и не только эти будут использованы, чтобы добиться основной цели — освобождения захваченного государства.

Вас называют пророссийским политиком. Это так? Только не отвечайте, что вы политик промолдавский, придумайте что-нибудь пооригинальней.

Те, кто делит политиков на пророссийских, проамериканских, прорумынских, проевропейских, пытаются разделять страну по геополитическому принципу. И нужно признать, что, к сожалению, молдавское общество разделено. С этим на данном этапе ничего не поделаешь. Часть населения хочет в Европу, другая — большая часть, хочет сближения с РФ. Чтобы не отвечать стандартно о том, что я промолдавский, я скажу, что да, я преследую определенные цели — стратегическое партнерство с РФ. Но я никогда не буду антиевропейским и антирумынским. Я буду защищать национальные интересы страны.

В 2014 году во время парламентских выборов одним из элементов вашей агитации была фотография с Владимиром Путиным. Что это, если не иллюстрация пророссийскости?

У нас и предвыборная кампания шла под лозунгом «Молдова может быть сильнее вместе с Россией». Партия социалистов от этого не отказывалась, в программе партии прописано, что она за денонсацию соглашения об ассоциации (СА) Молдовы с ЕС и вступление в Евразийский экономический союз. Это не меняется. У президента Додона полномочий денонсировать соглашение об ассоциации нет. Но президент Додон, скорее всего, обеспечит проведение национального референдума по геополитическому вектору. Кроме этого, он добьется досрочных парламентских выборов и если на них Партия социалистов возьмет большинство, то она свою программу реализует.

По СА подробнее можно? Вы в 2014 году говорили, что оно будет расторгнуто, но в этом году я не слышал, чтобы вы во время предвыборной кампании так жестко ставили вопрос. Наоборот, обещаете сохранить партнерство с ЕС.

Партия социалистов будет настаивать и дальше на денонсации СА. Но президент страны, который не имеет права быть членом какой-либо партии, не имеет на это полномочий. Он может прислушаться к мнению большинства граждан и предложить референдум по этому вопросу. А что касается партнерства с Западом и Востоком, я считаю, что добьюсь трехсторонних переговоров с Россией и ЕС, чтобы открыть для нас российский рынок.

Не кажется вам, что расторжение соглашения повлечет ответную реакцию ЕС, вплоть до отмены безвизового режима с Молдовой?

Расторжение соглашения возможно только после парламентских выборов и только по результатам национального референдума. Не думаю, что расторжение СА либо его пересмотр и безвизовый режим как-то связаны. Это разные вещи, подписывались в разное время. Думаю, безвизовый режим для наших граждан в любом случае должен быть и будет сохранен.

То есть беспартийный президент Додон все равно будет стараться реализовать пункт программы Партии социалистов о расторжении СА?

Президент не имеет права...

Понимаю, но референдум разве не один из шагов по реализации этого пункта?

По самым важным вопросам, касающимся национальных интересов, должен быть проведен референдум. Мы его проведем и уже политические партии в парламенте пусть принимают решение.

На сколько шагов вы просчитываете свои действия?

Я президент Шахматной федерации Молдовы.

Тогда вы уже должны знать, в какую столицу в случае победы совершите первый визит. В Москву или в Брюссель?

Первой будет Москва, вторым — Брюссель, третьим — Бухарест.

Четвертым Вашингтон?

Четвертым может Киев. Тоже наши соседи.

Вас на теледебатах недавно спросили, кому принадлежит Крым. Вы ответили — России. Что вы имели в виду?

Де-факто принадлежит России. Это знает весь мир. Юридически это все еще не оформлено, очень много государств, большинство западного мира это не признали. Но де-факто, скажем честно, Крым принадлежит России.

Он стал российским в соответствие с международным правом?

Есть разные мнения. Есть западное...

Меня ваше интересует.

Для меня как для политика важно, чтобы из ошибок, которые сделало руководство Украины, мы извлекли какой-то опыт и не повторяли их. Если руководство страны берет курс на борьбу с этническими меньшинствами, то происходит то, что происходит. Мы сделаем все возможное, чтобы в Молдове это не повторилось.

Вот наступает 31 октября. Кандидат Додон стал президентом Додоном. Президент Додон готов будет повторить слова кандидата Додона о том, что Крым — это Россия?

Скажу, что де-факто. Юридически еще не признано.

Станете ли вы инициировать процедуру признания Крыма российским в случае избрания?

Нам нужно быть в хороших отношениях и с нашими соседями, поэтому этот вопрос нужно очень хорошо обдумать.

На вопрос, чей Крым вы отвечаете — российский. А при ответе на вопрос готовы ли вы признать это, став президентом, уже сомнения чувствуются...

У меня мнение четкое. Де-факто я считаю Крым российским. Если мы признаем Крым, не повлечет ли это признания кем-то Приднестровья? Меня вот это волнует. Чтобы у нас не произошло то же самое с Приднестровьем. Это зависит от действий руководства страны.

Если вы признаете Крым, это может повлечь не только какие-то действия в отношении Приднестровья, но и какие-то ответные меры со стороны соседей — ЕС и Украины.

Давайте так: политик Игорь Додон считает Крым де-факто российским. После 31 октября поговорим.

Но де-факто и Приднестровье тогда следует считать независимым. Там еще на референдуме 2006 года проголосовали за это.

Нет, это разные вещи.

Почему же разные? Объясните мне разницу между референдумами — в Крыму и в Приднестровье.

Разница очень большая по сравнению с Крымом. Крым Россия признала. А Приднестровье никто не признавал. Я надеюсь, что и не признает.

 

Terrawww.terra.md

+1
Поделиться
Запинить
Класснуть
Зацени-ка

Комментарии