Aнонс книги для молдаван

Aнонс книги для молдаван

13 января 2010  15:56

...единственным местом в Молдавии, где существовало отопление, было посольство Великобритании. Там еще лежали
несколько мешком с углем из Кардифа, и раз в неделю посол — строгий джентльмен с испитым лицом, — доставал
килограмм уголька и устраивал «теплый дружеский вечер», как писала местная пресса. Но объявить отсутствие
отопления в Молдавии происками англичан было бы смешно, хотя советники и предлагали.

— Конспирологией попахивает, — с сомнением отказался почетный член масонской ложи Кишинева, и.о. президента
страны, Михай Гимпу.

Называлась ложа «Полярная звезда» и Гимпу приняли туда еще в 1972 году, когда ложа, ради маскировки, называлась
«Общество молдо-кубинской дружбы». Курировал ее, — ради маскировки же, объяснили Михаю, — офицер КГБ. К тому же,
пришлось дать расписку, поежился, вспоминая, Гимпу. С другой стороны, расписку давали все, кто состоял в
«Полярной звезде», а в независимой Молдавии стали важными «шишками». Тут вам и президенты Снегур, Лучинский,
Воронин, и видные лидеры национал-освободительного движения, и политики, и интеллигенция, и ученые, и даже он,
скромный инструктор комсомола, Миша Гимпу.

И даже его племянник, Дорин Киртака, который был тогда еще слишком маленьким, чтобы вступить в масоны
самостоятельно!

Так что годовалого мальца Дорина приняли в масоны по заочному обряду. Киртаке присыпали голову цементной пылью,
укололи пальчик циркулем, и стукнули по темени строительным мастерком. Судя по некоторым особенностям поведения
Дорина, когда тот вырос, чересчур сильно стукнули... Тем не менее, в ложу он был принят с младых, что называется,
ногтей.

— Вырастет большой, станет шеф-полковником полка масонов, — пошутил крестный отец Дорина, громадный КГБ-ист Алеша.

Фамилии его никто не знал, а он и не представлялся. Поговаривали, впрочем, что Алеша и есть фамилия. Алеша только улыбался
и предлагал вступить в «Полярную звезду», причем обычно в такой момент, что отказаться было ну никак
нельзя...

...забавно, но череп «Нефертити» принадлежал мужчине. Его молодцы из второго отряда затравили собаками за то, что
тот возмутился качеством баланды.

— Молдаване, добрые люди! — крикнул он в своей первый же вечер в столовой.
— Разве эти помои и есть старая добрая молдавская зама (первое блюдо — прим. авт.)?! — завопил он, выпучив глаза и
потрясая кулаками.

Позже Плешка читал личное дело бунтовщика и узнал, что того звали Вал Бутнару и в графе «слабости» было обозначено
«еда, в особенности зама». К сожалению, перед смертью Бутнару, осужденному за измену Родине второй степени,
поесть замы не удалось. Его просто напоили кипятком и заставили бежать по полю от лагеря, спустив вслед собак.
Расправу надзирателя сняли на мобильные телефоны и отослали картинку на канал «Журнал-ТВ». Им зек Бутнару и
руководил, до тех пор, пока его предприимчивые заместители не решили обвинить босса в государственной измене и под
шумок не отобрать весь канал... Репортаж с мобильных телефонов был показан под рубрикой «Без комментариев»
перед прогнозом погоды. Это было то время, когда телевизионные каналы в Молдавии, пусть с перебоями, но работали...
Майор с ненавистью погасил окурок в глазнице. Злился он, конечно, не на безобидного и давно мертвого лоха.
Сильные негативные эмоции в Майоре будила мысль о коменданте лагеря Владе Филате.

— Выскочка, блатной, — думал нервно про себя Плешка...

... крестьянин Тудор Попушой со стоном последним усилием попробовал было сделать вдох, да не смог. Посинел, хрустнуло
у него что-то в груди, и отошел в мир иной Тудор Попушой. Следующим умер сельский пастушонок Витька Степанюк. За ним отошел ткач Валерка Лазар, потом, словно домино, один за другим ушли, улетели душеньки менялы Алика Ридмана, кузнеца Марио Ткачукелло — сына итальянца и молдаванки, — и юродивый Юрка Рошко. Умирали они тяжко, выпуская кровавые да
сопливые пузыри, и последние минуты их были похожи на адские — как, по крайней мере, живописал адские муки сельский священник-горбун, отец Николае Мариан. Тот, впрочем, тоже умирал вместе с крестьянами, потому что налетчики и его не пощадили. Авторитет попов в Молдавии, разоренной беспорядками и голодом, стремительно падал...

— Скорей бы смерть, — прошептал бывший сельский учитель, а в новые времена изгонятель духов с лицензией министерства просвещения, Ондреевске...

Terrawww.terra.md

+1
Поделиться
Запинить
Класснуть
Зацени-ка

Комментарии