Выборы в Молдове глазами украины.

Выборы в Молдове глазами украины.

16 августа 2009  10:12

Судя по всему, Молдова вступает в период политической нестабильности и двоевластия, обострения внутриполитической борьбы, что не будет способствовать укреплению и развитию двусторонних отношений.

Результаты внеочередных выборов в Молдове еще не получили в Украине адекватную по их политическому значению оценку. Возможно, это результат летнего расслабления экспертного сообщества, может быть, внутренняя политическая борьба, обострившаяся накануне новых президентских выборов, заслонила собой молдавскую тему. Не будем забывать и традиционное восприятие молдавской проблематики как периферийной и второстепенной на фоне «борьбы за Украину» «гигантов» геополитики — России, США и ЕС.

Политическая динамика в Черноморском регионе в целом и на молдавском направлении в частности такова, что роль и значение происходящих здесь событий будет в обозримом будущем возрастать, а потому Украине следовало бы позаботиться как минимум об усилении информационно-аналитической работы на данном направлении.

Пока Украина не понимает, что происходит в Молдове. Об этом свидетельствует неадекватность украинских аналитических прогнозов. Большинство известных аналитиков предсказывали усиление позиций Партии Коммунистов Республики Молдовы в результате внеочередных выборов 29 июля 2009 г. Получилось — наоборот. Триумф Демократической партии Молдовы и лично М. Лупу, а затем — образование либерально-демократической коалиции оказался для многих на Украине сюрпризом, неожиданностью.

Справедливости ради, следует отметить, что результаты прошедших выборов удивили не только украинцев, но и других зарубежных коллег, даже и самих молдаван. «Победа оппозиции на состоявшихся 29 июля парламентских выборах в Молдавии стала в известной степени неожиданностью для всех задействованных и заинтересованных сторон. — пишет С. Колеров. — И в первую очередь — для Партии коммунистов Молдавии и поддержавших ее российских властей, до последнего веривших в победу ПКРМ». Ну что ж, тем интереснее и значительнее это политическое событие.

Кто же победил на выборах?

Прошли те времена, когда люди бездумно верили в пропагандистскую партийную болтовню типа: «Победила демократия — победил народ». Верили коммунистам, потом — националистам, снова — коммунистам, потом — демократам, наконец — либералам, а жить становилось все сложнее, и у большинства — все хуже.

Либерально-демократическая коалиция, о создании которой объявили 8 августа лидеры Либерально-демократической партии, Либеральной партии, Демократической партии и Альянса «Наша Молдова» празднует победу на выборах. Эту коалицию, вариант которой молдавские аналитики ранее назвали — «очевидное-невероятное» — уже громогласно называют «правящей», хотя она сделала по-сути только заявку на конфигурацию власти, и не факт, что эта заявка окажется реалистичной. Коммунистическая партия, получившая на выборах наибольшее количество голосов, утверждает, что их оппоненты слишком рано и необоснованно празднуют победу.

Политические нравы на постсоветском пространстве таковы, что более удачные стереотипы (упрощенные образы-представления о событиях) и информационные интерпретации этих событий оказываются важнее самих событий. Не важно, что произошло на самом деле — важно, что об этом сообщает телевидение и как это воспринимают избиратели. Все это в полной мере касается результатов выборов. Победой на выборах можно воспользоваться, победу можно украсть, а поражение — представить как победу. В информационную эпоху политические и информационные технологии творят чудеса с массовым сознанием.

Поэтому так трудно сразу понять, что же произошло 29 июля 2009 г., кто победил, а кто проиграл на выборах — потому что все заинтересованные участники направляют интенсивные потоки информации прямо противоположного смысла: каждая из партий или политических сил пытается представить результаты выборов как свою победу, причем одни преувеличивают свои электоральные успехи, а другие — пытаются за громкими утверждениями о победе скрыть свое поражение.

Само понятие «победа на выборах» включает в себя как собственно электоральный результат, так и массовые представления о значимости этого результата и способность политической силы воспользоваться полученным электоральным результатом.

На постсоветском пространстве все еще не перевелись агитаторы, утверждающие, что «судьба страны решается на избирательном участке». Дескать, стоит только получить больше голосов, то есть, победить на выборах, и власть автоматически переходит к победителю. Выяснилось, что электоральная демократия к здравому смыслу и арифметике не имеет отношения и является чем-то вроде «геометрии Лобачевского», в которой параллельные прямые пересекаются. Результаты выборов дают плоды лишь как элемент общих политических изменений ситуации. Имеет значение послевыборная борьба за то, чтобы воспользоваться электоральной победой или в той или иной степени преуменьшить значение этой победы.

Суть постсоветской демократии в том, что политические, экономические, силовые, информационные и интеллектуальные элиты имеют гораздо большее политическое значение, чем простые, в массе своей полуграмотные избиратели. Трудяги проголосовать-то проголосовали, а посчитать, интерпретировать, воспользоваться своими голосами они не могут. Элиты же пользуются ограниченностью возможностей простых избирателей и бесконтрольно вертят результатами выборов как хотят, в своих интересах.

Председатель коммунистической партии (ПКРМ), Президент Республики Молдова  В. Воронин в своем обращении к избирателям страны утверждает: «В этой предвыборной кампании Партия коммунистов одержала уверенную победу», «в Республике Молдова нет другой партии, которая могла бы быть сопоставимой и по уровню общественной поддержки, и по своей способности сохранять и наращивать свой политический авторитет в течение всего последнего десятилетия». Казалось бы, это правда, ведь ПКРМ получила почти 45% голосов, ее ближайший соперник — ЛДПМ — только 17% голосов.

Подсчеты результатов выборов показали, что «коммунисты сохранили доминирующие позиции (более 50% голосов избирателей) в трети районов Молдовы».

Но на самом деле, главной политической новостью стала утрата ПКРМ своих политических позиций в результате прошедших выборов. И это стало неожиданностью для многих — и сторонников и противников ПКРМ.

По сравнению с предыдущими выборами, ПКРМ снизила свой электоральный результат на 4,79%, а представительство ПКРМ в будущем парламенте уменьшилось на 12 мандатов, с 60 до 48. С учетом конституционных положений, это значительно повлияет на возможности и влияние ПКРМ (коммунисты не могут самостоятельно, без союзников избрать председателя парламента, премьер-министра, президента, они теряют при определенных обстоятельствах — консолидации оппозиции — правительство, силовые структуры, информационные центры и т.п.).

По удачному выражению комментария «Евразийского Дома», «победив количественно, партия нынешнего президента проиграла качественно, т.е. стратегически». Другими словами, коммунисты проиграли битву за влияние на элиту общества, которая настроена антикоммунистически. Общественное мнение Молдовы, носителем и выразителем которого выступают элиты, уверено в поражении коммунистов. Этот проигрыш хорошо иллюстрируется главным тезисом аналитического сообщения Зураба Тодуа, российского политолога, эксперта по Молдове: «У коммунистов есть полное и моральное и политическое право... претендовать на свою долю власти в государстве» [5]. То есть, парадоксально, но политическая атмосфера в обществе такова, настроения среди элит таковы, что партии, получившей почти половину голосов (48%), имеющей самый высокий электоральный рейтинг, приходится доказывать, что она имеет право на участие в управлении обществом и государством!!! Вот что такое качественное поражение ПКРМ и вот что такое постсоветская демократия!

Демократическая оппозиция однозначно оценивает результаты выборов, как свою победу. Об этом свидетельствует целый ряд заявлений руководителей оппозиционных партий. Аналогичные заявления были сделаны рядом политиков ЕС и США, в частности, президентом Румынии  Т. Бэсэску.

Прошедшие выборы впору назвать на латиноамериканский лад: «Хроника заранее объявленной демократической победы». Удивительные заявления о своей победе молдавскими политиками были сделаны еще до подсчета голосов. Так, лидер ЛДПМ  В. Филат, сразу же после голосования, во время интервью на избирательном участке заявил: «Уже в четверг, 30 июля, граждане Молдовы будут жить в свободной и демократической стране». Как говорится, сокровенные народные мечты сбудутся не при нынешнем поколении, как обещали коммунисты, а просто завтра утром. Скорее всего, подобные заявления можно найти и у коммунистов.

Наивность экспертных оценок произошедших политических изменений поражает. «Монополии на власть, а значит и на властный беспредел, в Молдове больше не будет», — утверждает С. Назария. Нам-то в Украине хорошо известно, что после ликвидации монополии на власть Л. Кучмы и прихода к власти соперничающих демократических партий властный беспредел, коррупция и деградация политической и экономической системы только усилились.

Нельзя смеяться над лучшими надеждами и сокровенными чаяниями миллионов граждан прекрасной страны — Молдовы, это святое, но и некритически, «всерьез» воспринимать подобные заявления политических лидеров дружественной для Украины страны было бы со стороны украинского эксперта глупостью.

Мы, советские люди, не понаслышке знаем о коммунистическом номенклатурном чванстве, видели отвратительное «коммунистическое мурло», но у нас сомнительное преимущество — после надежд «помаранчевой» революции мы увидели «новейшее демократическое национальное мурло» новой, якобы проевропейской власти. Народные депутаты этой власти устраивают охоту на людей в своих угодьях, правоохранители убивают журналистов и распространяют наркотики, госслужащие занимаются в рабочее время своим бизнесом, лидеры страны скрывают от налоговой свои доходы, господствует чудовищная коррупция демократического типа, кумовство, протекционизм, воровство и т.д. и т.п.

Либерально-демократической оппозиции в свое время не удалось создать единую партию. Электоральные успехи отдельных партий новой коалиции не впечатляют. Эти партии получили от 17% до 7% голосов, рост рейтинга от 1,55 до 9,57%. АНМ даже потеряла 2,42% голосов в сравнении с результатами 5 апреля. Суммарное значение демократической победы уже значительно — 51,14%. Однако следует учесть, что антикоммунистическая коалиция оппозиционных партий имеет невысокую вероятность самореализации. Когда коммунистический враг окажется окончательно поверженным, исчезнет и основание для единства действий коалициантов. Между партиями и их лидерами существуют трудно преодолимые препятствия и противоречия. На волне победной эйфории возможны какие угодно заявления и прожекты, но пройдет некоторое время и противоречия начнут проявляться все сильнее. Антикоммунистическая повестка дня обязательно будет вытеснена внутривидовой борьбой.

Один из известных аналитиков А. Цэрану справедливо отметил, что демократические партии одержали «на досрочных выборах очень скользкую победу над коммунистами» [8]. Эта победа может быть реализована с высокой степенью неопределенности, А. Цэрану пишет: «Или они создадут трудно управляемую демократическую коалицию и заставят коммунистов уйти в парламентскую оппозицию, или некоторые из них выберут промежуточный вариант и создадут парламентскую коалицию с участием коммунистов». Пока либерал-демократами избран путь «трудно управляемой демократической коалиции».

Героем состоявшихся выборов без сомнения стал Мариан Лупу — лидер Демократической партии Молдовы. Партия, которую он недавно возглавил, получила более 12% голосов, что почти на 10% больше, чем на выборах 5 апреля. Таким образом, ДП из политического небытия вернулась на политическую авансцену, получив 13 мандатов в новом парламенте.

С учетом наиболее вероятных коалиционных сценариев, именно ДП и ее лидер многими признавалась «держателем золотой акции» в поствыборной ситуации. Она была вершиной «молдавского треугольника»: коммунисты-либералы-левоцентристы (демократы). Наблюдатели очень высоко оценивали вероятность коалиции ДП, ПКРМ и АНМ и избрание М. Лупу президентом Молдовы. Таким образом, М. Лупу и его Демократическая партия в первом приближении оказались самыми большими победителями на внеочередных выборах.

Но М.Лупу по каким-то причинам решил пожертвовать своей политической самостоятельностью, своим «особым» положением и, не дожидаясь развития событий, вошел в состав либерально-демократической коалиции, практически «растворившись» в ней. С. Рац называет это политической ошибкой М. Лупу и приписывает ее молодости и неопытности этого политика. Мне кажется, у этого поступка — другие причины, но результаты поступка сомнений не вызывают. С. Рац пишет, что Демократическая партия «имела реальные шансы стать влиятельной „третьей силой“, имеющей в своём политическом портфеле те самые заветные „золотые акции“, которые в нынешней ситуации дороже целого „контрольного пакета“, но теперь она всего лишь далеко не самый влиятельный член правой коалиции». Трудно с этим не согласиться.

Молдавская «ширка»

Послевыборная Молдова с высокой вероятностью движется в сторону так называемого «украинского сценария» — двоевластия, политической войны «всех против всех» («война без правил» между идеологическими противниками и «политическая грызня» между единомышленниками и кланами союзников) и деградации государства.

В. Жосу полагает, что такой сценарий возможен, если сформированная либерально-демократическая коалиция после избрания спикера парламента «пойдет по пути постепенного врастания во власть» и не будет сразу предлагать кандидатуру нового президент.

Б. Цырдя также называет подобный сценарий под № 1: «Коалиция (демократическая — В.К.) не сможет избрать своего президента, что приведет к досрочным выборам уже в 2010 году. Возможно, президентом останется Владимир Воронин, что может привести к двоевластию в стране, к развитию украинского сценария определенной свободы и постоянного хаоса. Либералы натолкнутся на большие проблемы с формированием правительства, с переделом должностей, что невозможно будет сделать без консультации с президентом. Все это приведет к трениям, конфликтам. При этом ЛДПМ будет претендовать на ведущую роль, при жестком сопротивлении ДПМ. Правительству придется действовать в условиях глубокого кризиса и падения ВВП, который в 2009 будет около 9%. Появятся задолженности по пенсиям, зарплатам, придется урезать распухший социальный бюджет, что может привести к социальным протестам, а значит к потере популярности премьера.

Причем, как и в «посторанжевой» Украине возможен короткий период политической эйфории, когда победившие демократические силы продемонстрируют кратковременное единство и готовность к реальным изменениям в обществе. Но этот период будет наполнен малореалистическими победными «шапкозакидательскими» декларациями и закончится провалом и склокой в «революционном» лагере.

Такой пессимистический сценарий наиболее вероятен по нескольким причинам: ? Политический раскол между коммунистами и оппозицией, которые имеют примерный политический паритет, отразившийся в результатах выборов 29 июля 2009 г., отражает реальный ментальный, мировоззренческий и политический раскол самого молдавского общества, глубокие противоречия между «отцами и детьми», городом и селом, народом и элитой, «молдавенистами» и «румунистами». Поэтому причины надвигающегося политического кризиса и хаоса имеют гораздо более глубокие корни чем просто противоречие между отжившей коммунистической идеологией и новой демократической идеей. ? Подобный сценарий оказывается типичным для постсоветских стран, и на Украине, и в Грузии, в других постсоветских странах. Скорее всего так окажется и в Молдове — демократическая оппозиция, пришедшая к власти в результате выборов или массовых протестов (т.н. «цветных революций») на волне завышенных ожиданий граждан, потакая этим ожиданиям популистскими обещаниями, быстро оказывается политическим банкротом, не выполняет своих обещаний и оказывается беспомощной перед экономическими, политическими, социальными и иными проблемами общества. Безответственность оппозиции проявилась в том, что она обещает решение всех проблем уже завтра, и сводит все к вопросу о власти — партийной и личной. ? Зарубежные центры силы стремятся управлять не просто политическими группами и партиями, а самой политической повесткой (по принципу «разделяй и властвуй»). Ключевой идеологический конфликт общества подчас пытаются вытеснить конфликтом единомышленников, не поделивших власть. Такая подмена политической повестки для общества произошла в Украине и в Грузии, скорее всего она будет реализована и в Молдове. ? Сказывается незрелость политических элит общества, уровень их ответственности оказывается ниже требуемого обществом и ситуацией. У местных постсоветских элит происходит опьянение властью и эйфория в духе тезиса «возможно все». Интересы личной власти и собственные идеологические заблуждения начинают превалировать над общественным долгом. ? Невысокий моральный уровень политикума: банальные уверения политиков в следовании интересам народа вызывают недоверие и насмешки у избирателей, с другой стороны, приоритетом деятельности политиков слишком часто является личное обогащение любыми путями. Для политиков характерны беспринципность, откровенный прагматизм, отсутствие политической морали. Достаточно сказать, что герой завершившихся выборов М. Лупу, лучший из современных молдавских политиков — типичный коммунистический ренегат, типаж весьма распространенный на постсоветском пространстве, который на предыдущих выборах был № 2 в списках ПКРМ. Более того, в прессе он высказывается в том смысле, что его главная надежда на таких же ренегатов ПКРМ, которые «прагматично» согласятся перейти на позиции своих политических оппонентов (речь о недостающих гипотетической либерально-демократической коалиции 8 голосах для избрания президента). ? Ожесточенность внутривидовой политической борьбы прямо зависит от уровня ограниченности ресурсов. В случае Молдовы, фактор ограниченности ресурсов проявляется довольно сильно, и после дележа «портфелей», при котором стороны еще смогут с усилием сохранить «лицо», то при переходе к дележу ресурсов материальных, экономических (а это произойдет неизбежно), партнеры не смогут честно соблюдать интересы друг друга. ? Не следует сбрасывать со счетов деструктивную роль национализма. Политические деятели Молдовы неоднократно высказывались в том смысле, что с пещерным национализмом образца 90-х покончено, а на недавней встрече с российским послом Д. Киртоакэ прямо заявил, что этническим меньшинствам «бояться нечего». Но недавние события 7 апреля 2009 г., когда темные разрушительные силы национализма были вновь востребованы, показали, что либерал-демократы не контролируют стихийное проявление этих сил и их гарантии ничего не стоят. ? На развитие ситуации в Молдове фатальным образом влияет синдром несостоятельности новых независимых государств, несостоятельности и безответственности их элит, не готовых управлять государством, этим странам только предстоит пройти длительный путь становления государственности (скорее всего не все смогут пройти этот путь), укоренения в обществе и легитимации институтов общества и государственности. ? Когда эйфория от победы демократии пройдет, выяснится, что реальные экономические и социальные проблемы молдавского общества никуда не исчезли, их ПКРМ с собой не заберет. Эти проблемы будут быстро переадресованы обществом на либерально-демократическую власть, на которую отныне будет возложена ответственность за все происходящее. Конечно, новая власть не сможет их решить. И вся та критика, социальная ненависть, гнев, недовольство народа будут переадресованы новой «демократической» номенклатуре. Так происходит в Латвии, на Украине и в других постсоветских странах. Подмена обсуждения и решения реальных общественных проблем не может долго подменяться политической игрой. Уже сейчас понятно, что победители наивно рассчитывают, только на то, что Европа возьмет Молдову на прямое содержание и якобы из политических соображений превратит Кишинев в «витрину ЕС». ? Для молдавской политики характерен особый стиль проявления политических эмоций, особая эмоциональность и выразительность участников политической борьбы. В этом есть некоторый шарм и интеллектуальная изысканность, особенно в исполнении ярких политических личностей. Но на уровне толпы эта особенность выглядит не такой симпатичной. Проявление сильных массовых политических эмоций имеет разрушительную направленность, как это было 7 апреля 2009 г. В силу этой особенности молдавской политики, ей гораздо легче «соскочить» с колеи законопослушания и общественного порядка. ? Было бы неправильным преждевременно списывать фактор коммунистической партии. ПКРМ окажет сопротивление новой власти или в форме активной оппозиции, готовой к реваншу, или в форме «удушающих объятий» и «молдавской ширки» — широкой коалиции.

Одним из наиболее вероятных сценариев для Молдовы стал сценарий широкой политической коалиции, включающей все либерально-демократические партии и группу коммунистических ренегатов (или всю ренегатствующую партию), это то, что в украинском политическом лексиконе называется «ширка» (беспринципный союз демократических, конъюнктурных и олигархических политических сил).

Не стоит переоценивать принципиальность коммунистов и недооценивать сильнейшее давление на них со стороны демократических элит. Депутаты-коммунисты могут быть поставлены в такие условия, что они будут вынуждены голосовать за коалиционного кандидата в президенты. Вместо или кроме подкупа может быть применен просто шантаж и угрозы. Кроме того, значительная часть коммунистов (подобно М. Лупу) вошли в ПКРМ не из идейных соображений, не по убеждениям, а стремясь получить доступ к власти, богатству и привилегиям.

Учитывая социальный состав населения Республики, доминирующие политические конфликты и интересы, «ширка» могла бы оказаться выходом для Молдовы.

По мнению С. Назария «В данной ситуации наиболее оптимальным вариантом для Молдовы, да и для самих прошедших в парламент партий, было бы создание так называемой „большой коалиции“, в которую кроме коммунистов вошли бы ещё хотя бы три или, как минимум, две партии».

По мнению румынского аналитика Флорина Ницэ возможны четыре сценария развития политической ситуации: реформистский сценарий, когда будет сформировано недолговечное правительство без коммунистов; сценарий примирения, когда коалиция вынуждена будет объединиться с ПКРМ и в итоге ПКРМ осуществит политический реванш; консервативный сценарий, когда ПКРМ объединится с ДП; и сценарий нерешительности, основанный на новых внеочередных выборах. Смысл всех сценариев практически сводится к одному: без коммунистов у либерально-демократической коалиции ничего не выйдет, а с коммунистами они все равно обречены на поражение. Подобные выводы косвенно подтверждают наши пессимистические рассуждения о неадекватности масштаба и глубины политических и экономических проблем, стоящих перед Молдовой и наличием ресурсов у победившей коалиции.

Победа молдавской демократии и интересы Украины

В Украине за последнее время нарастало недовольство состоянием украино-молдавских отношений, нерешаемостью многочисленных проблем, накопившихся в отношениях между Украиной и Молдовой, утилитарным отношением молдавских властей к Украине, не учитывающих собственно украинских интересов. Назревает необходимость переформатирования отношений двух стран. Используя удачный образ, предложенный Х. Клинтон в отношении американо-российских отношений, можно сказать, что назрела «перезагрузка» отношений Молдовы и Украины.

Обновление власти в Молдове в результате внеочередных выборов казалось бы предоставляет новые возможности для этого. К тому же коммунистов у власти меняют демократы и либералы, близкие по идеологии нынешнему украинскому руководству. Правящая молдавская коалиция получила название «За европейскую интеграцию». Подобный лозунг лежит и в основе современной официальной украинской идеологии и пропаганды.

В документе о создании правящей коалиции в качестве внешнеполитического приоритета провозглашается «восстановление и укрепление добрососедских отношений с Румынией и Украиной».

Вроде бы есть все основания надеяться на значительное улучшение отношений наших государств и народов.

Но так ли это? Анализ соответствия интересов Украины и политических прогнозов для Молдовы показывает, что высока вероятность нарастания проблем на молдавском направлении украинской внешней политики.

Сама Украина теперь стоит на пороге президентских, а затем и парламентских и местных выборов и кардинальной смены власти. Наиболее вероятна победа тандема пророссийского В. Януковича и прагматичной Ю. Тимошенко, которые могут в недалеком будущем оказаться соответственно — президентом и премьер-министром обновленной Украины. В таком случае «проевропейское братство» отступит на второй план и уровень претензий к Молдове однозначно вырастет. На смену раздражающим «невинным» ксенофобским шуточкам придет серьезная постановка вопросов в сфере межгосударственных отношений. Да и при других исходах политической борьбы в Украине со стороны Молдовы потребуются дополнительные значительные усилия для разрешения проблем украино-молдавских отношений.

Анализ предвыборных платформ всех политических партий показал, что вопросы комплексного развития украино-молдавских отношений не относятся к числу их внешнеполитических приоритетов и практически не упоминаются в этих документах. Украина упоминается в платформах нескольких партий, но лишь как инструмент решения приднестровской проблемы. Так, Либеральная партия предлагает «заключение с Украиной соглашения о партнерстве для разрешения приднестровского конфликта»; Христианско-демократическая народная партия выступает за «продление миссии EUBAM на приднестровском участке молдавской границы до восстановления полного контроля Республики Молдова над собственными границами»; Демократическая партия Молдовы считает приоритетом «активизацию сотрудничества с Украиной в рамках формата переговоров „5+2“, а также двусторонних молдавско-украинских механизмов и трехсторонних механизмов Молдова-Украина-ЕС для повышения безопасности государственной границы и устойчивого политического урегулирования приднестровского конфликта».

Судя по всему, Молдова вступает в период политической нестабильности и двоевластия, обострения внутриполитической борьбы, что не будет способствовать укреплению и развитию двусторонних отношений. Будет ли этап ожесточенной борьбы с коммунистами, будет ли ожесточенная борьба демократических единомышленников за ограниченные ресурсы или за геополитический выбор Республики, — в любом случае ожидается длительный период политической нестабильности. Опостылевшего молдаванам «воронинского деспотизма» не будет, будет интересно, но как всегда при этом — будет страшно и очень бедно. Опыт демократизированной Украины показывает, что яркими политическими шоу сыт не будешь.

Поражение ПКРМ и победа либеральных партий на выборах означает поражение молдавенизма, который пропагандировали коммунисты. Это безусловно негативно скажется на сохранении независимости Молдовы, усилит те политические силы, которые явно или неявно выступают за самоликвидацию РМ и ее объединение с Румынией. Процесс геополитических изменений может быть очень неожиданным и стремительным. Хотелось бы пожелать, чтобы он не был кровопролитным.

У Украины есть все основания иметь особые отношения с Приднестровьем и активно участвовать в урегулировании молдо-приднестровской проблемы. Но Молдова относится крайне негативно и настороженно к какой-то самостоятельной политике Украины и ожидает от нее только технического исполнения согласованных с ЕС и США решений по реинтеграции. Та роль, которую Молдова отвела Украине не соответствует потенциалу Украины, ее претензиям и ожиданиям в международных делах.

Ни одна внешнеполитическая инициатива Молдовы, ни один сценарий не предусматривает ожидаемого усиления роли Украины в приднестровских делах. Молдова скупа в своей политике в отношении к Украине, и не только на реальные действия, но даже на комплиментарность.

В политике Молдовы, которая настолько близка Украине, что не может не понимать внутренней структуры нашей страны, нет и намека на какую-то отдельную политику в отношении Южного региона Украины, направленную на расширение многослойного трансграничного сотрудничества и экономическую интеграцию с ним.

В составе парламентских партий есть искушенные эксперты по внешней политике, но предвыборная кампания не была использована для инвентаризации накопившихся проблем в украино-молдавских отношениях и разработки плана действий по их разрешению.

На территории Молдовы проживает многочисленная украинская диаспора, граждане Украины, которые не получили ответы на волнующий их вопрос о будущем отношений наших государств и политике новой власти в отношении украинской диаспоры. Новые политики ограничились голословными утверждениями: «нечего бояться».

Большинство действующих в Молдове тенденций политического развития не отвечает интересам Украины. Исключением могут быть только традиционные чувства дружбы молдаван к украинскому народу, стремление молдавских партий к интеграции в европейское пространство, к сохранению международного нейтралитета и партнерства с Евросоюзом и Россией.

Terrawww.terra.md

+1
Поделиться
Запинить
Класснуть
Зацени-ка

Комментарии