Молдова и Гаити: много общего

Молдова и Гаити: много общего

20 февраля 2010  10:48

На вопросы Романа Коноплева, главного редактора «Dniester.ru» отвечает Сергей Ильченко, — эксперт Центра исследований проблем гражданского общества.

Роман Коноплев: Сергей, значительная часть твоей профессиональной биографии связана с бессарабским политбомондом. Сегодня в Молдове — «очередные обострения», связанные с массой вопросов, по которым коммунистические и либеральные СМИ, а, соответственно, и их заказчики, кардинально расходятся. Что можно сказать, на твой взгляд, об этой новой ситуации — насколько либеральны либералы, насколько коммунистичны коммунисты, и на кого надеяться обычным людям, понимающим, что в Молдове всё же ситуация зависит от тех, у кого — рычаги управления страной. Да и, кстати, у кого всё же сегодня рычаги? И какая страна, на твой взгляд, сегодня имеет максимальное влияние на бессарабскую площадку?

Сергей Ильченко: В Молдове нет политики как таковой — ее не было когда я жил в Кишиневе, нет ее и сейчас. И либералы в Молдове всего лишь играют в либералов и коммунисты — фальшивые. Нет ни левых, ни правых — есть несменяемая номенклатурная верхушка, которая ведет подковерные игры, а так называемые политические процессы, идущие, якобы, в Молдове — только отголосок этих игр.

В чем их смысл? И либералы, и коммунисты, находясь у власти, осуществляли, осуществляют, и будут осуществлять платное обслуживание интересов местных олигархов. Команда Воронина вздула цены на свои услуги — и её сместили. Все прошло в точности по анчурийскому сценарию, как в «Королях и капусте». Там, если помнишь, чтобы снизить цену на бананы — на один реал — проще всего было сменить президента. Что же касается адреса фруктовой компании, то он не имеет особого значения. Но раз уж зашла речь об этом, то, безусловно, наибольшее влияние на Молдову имеет сегодня Россия. Все прочие силы проходят боком, молдавская верхушка — и нынешняя, и ушедший Воронин пытаются хоть немного уравновесить ими российское влияние — исключительно большое, по сути — определяющее все политические процессы в Молдове. Вот, собственно, и вся схема того, что называют «молдавским политикумом» — всё до пошлости просто.

— А как же «прорумынские демократические силы», они же «унионисты в шевронах с мармурештским крестом»? Ведь и Гимпу, и Киртоакэ, и Филата, принимают в Румынии достаточно помпезно, развернутые интервью в ведущих газетах, постоянные объятия Траяна Бэсеску, все эти дружные походы на кладбища и т.п.?

— Ряженые. Такие же ряженые, как и воронинские ходоки к памятнику Ленину. Конечно, рядовые участники таких массовок могут думать, что всё это всамделишнее — но они, в принципе, ничего не решают, и что там они думают — не имеет значения. Что вложат им в голову — то и будут думать. Им пластинку в мозгах поменять совсем несложно: вчера коммунисты, сегодня унионисты, завтра еще кто-нибудь. Ряженые. Просто массовка.

Ну, сам подумай, Роман — кем Гимпу будет в Румынии? И что — он, по твоему, своими руками совершит политическое харакири, даст старт объединению? Сейчас, как же!

А в Румынии их принимают для того, чтобы это видели тамошние избиратели — вот мол, Бэсеску старается, стремится к объединению разделенного румынского народа. Тоже спектакль — но уже для румынских зрителей. Бэсеску популист, он такие вещи любит, на них он, собственно, и в президенты поднялся.

— Но Молдова же получила в этом году бессчетное количество траншей — более миллиарда долларов, горячие приемы в США, с видеороликами Ютуба на сайте госдепа США, в тех же США печатные издания захлёбываются в радостных визгах по поводу наконец наступившей в Молдове демократии и «впервые избранного демократического правительства за всю историю»... И это что, просто так? Списываем на бессарабскую крестьянскую смекалку, благодаря которой красочно пустили пыль в глаза всей демократически ориентированной части мирового сообщества?

— Магия цифр, а на деле — пшик. Что такое миллиард долларов в масштабах даже такого государства как Молдова? Дают ведь его не единым куском, а несистемно, частями, без серьезного анализа вложений, без серьезного плана: что и в какие сроки должно вырасти из этих инвестиций в масштабе страны. И насчет приемов в США — что это вообще значит — «горячий прием»? Что там было помимо рамок протокола — восторженные толпы на улицах? Всё это суета и спектакли — местное руководство пиарится перед местным же зрителем — нас любят, нас знают в мире, нам помогают и т.п. Все это мыльный пузырь.

Серьезная экономическая помощь стране может быть только системной, в рамках тщательно разработанной многолетней стратегии, под жестким контролем, с обязательным выходом к заданному сроку на запланированные результаты. Ничего этого в Молдове нет. Миллиард — подумаешь... Нормальные траты бюрократии на представительские расходы — не стоит придавать этому значения. Где реальные достижения от этого миллиарда — покажите их мне!

И кто там «в тех же США» «захлёбывается в радостных визгах»? Вот прямо захлебываются, серьезно? А мы об этом узнаем вы пересказе молдавских газет, да? Как ты думаешь, какой процент американцев вообще знает — и хочет знать — о существовании Молдовы? Никто там ничем не захлебывается, никому Молдова в США не интересна — это на уровне публики. Опять же, публика ничего не решает, так что даже если бы она чем-то там и захлебывалась — это не имело бы практического значения. Что касается властей США, то системной политики в отношении Молдовы у них нет, ибо им это просто неинтересно — что-либо системно в Молдове делать. Так... легонько обозначают присутствие. Положение сверхдержавы обязывает...

— То есть, Молдова как была, так и остаётся брошенной всеми бесприданницей, которой лишь позолотили ручку по случаю?

— Именно так — никому не нужна, и не интересна. Это, кстати, не так уж и плохо — можно спокойно заниматься своими делами, если есть головы... Хуже то, что ни голов, ни гражданского общества, словом, ничего способного к позитивной самоорганизации в Молдове нет. Между прочим, в Приднестровье — один в один та же картина, но это так, к слову.

— Очевидно, что в сверхсрочной перспективе Румыния вряд ли готова взять на себя полную материальную ответственность за Бессарабию. В чём в таком случае, на твой взгляд, эта романтическая история с раздачей паспортов, которая, собственно, не ограничивается Бессарабией, а касается и Приднестровья, а также Одесской, Николаевской областей и ещё некоторых регионов Украины?

— А сколько паспортов реально роздано? 2000? 3000? Раздавать паспорта это не болтать о том, что, мол, «всем дадим». Болтают много — на румынскую публику, ну, и на молдавскую, и на украинскую, желающую иметь паспорт ЕС, тоже. Создают определенные привязки в общественном мнении, добиваются определенного влияния на настроения улицы — но паспорта массово не дают! Дают осторожно, не спеша, и совсем по чуть-чуть, с очень большим разбором. Это только Россия широко раздавала свои паспорта в Абхазии и ЮО. Другие страны, тем более — члены ЕС, со своим гражданством весьма аккуратны.

— Вернемся к теме «системной работы США». Есть, в общем-то, вполне сопоставимая с Молдовой страна, которая у США находится, мягко говоря, под носом. И американцы там уже не одно десятилетие. Называется она — Республика Гаити. ВВП $11,570 млрд, на душу населения $1317. В Молдове, как известно, ВВП $6,197 млрд, на душу населения $2500. И это при нынешнем, как ты считаешь, доминировании России.

— Американцы в Молдове, как я уже сказал, присутствуют краем, но аналогия с Гаити — верная, хотя и немного в ином ключе. Она верна в том смысле, что Россия для стран СНГ выполняет те же функции и выступает в тех же ролях, что и США для стран Латинской Америки — сходство тут прослеживается один в один. Да, можно сказать, что Молдова — это российское Гаити.

— В чем может быть радость для объекта этой самой «системной работы» США? Разумеется, США по многим стандартам впереди других стран, но что они умеют делать на чужих территориях, кроме разве что грамотно бросать бомбы?

— Ну, почему же. В некоторых странах ЛА США навели определенный порядок — в своих, естественно, интересах, сделав их довольно продуктивными коровками в своем стаде. Умеют и бомбы бросать, но еще лучше умеют организовывать местные элиты, формируя из них эффективных управленцев для решения задач — в своих, повторяю, интересах. А просто так, из чистой благотворительности, могут, конечно, иной раз и подать, но чтобы всерьез, с выходом на стабильный результат, так они никого, конечно, за здорово живешь, просто чтобы люди просто жили лучше, не благодетельствуют. Как, кстати, и Россия, аналогия между парами Россия — СНГ и США — ЛА повторяю, просто удивительно полная.

— Чем, на твой взгляд, провинился молдавский народ, что при всей его нынешней тяге к евроинтеграции, которую не постеснялись эксплуатировать все без исключения тамошние партии, в том числе и коммунисты, в Европу их не взяли ни вместе с Прибалтикой, ни теперь, вместе с Балканами? Есть ли у Молдовы вообще шансы занять достойное место в рядах ЕС, о чем, напомню, мечтали и воронинцы, и либералы?

— Тем, что это не народ.... Народ — это социум, способный к эффективной самоорганизации. А тут вместо структурированного народа — аморфное население — атомизированный фарш, без серьезных человеческих связей, даже среди родни, где каждый сам за себя, и ни никто, ни с кем по-настоящему не союзничает. Впрочем, эта картина типична для всего пост — СССР... с тем же в принципе, результатом. Только кое-где есть природные ресурсы или серьезная промышленность, позволяющая немного смягчить эти процессы, а в Молдове этого нет. Молдова — это Сан-Лоренцо, описанное Воннегутом. Помнишь:

Ох, какой несчастный
Тут живет народ!
Пива он не знает,
Песен не поет,
И куда ни сунься,
И куда ни кинь,
Все принадлежит католической церкви
Или компании «Касл и сын».

Ну, пока еще есть некоторые отличия в лучшую сторону, но Молдова идет к точке равновесия — именно к этому состоянию, описанному Воннегутом. Ты «Колыбель для кошки» перечитай, многое в ее сюжете узнаешь из того, что нас с тобой окружает, начиная с биографий Боконона и «папы Монзано». Потому что — еще раз повторю, наша ситуация ничем, в принципе, от молдавской не отличается. Просто у них своя точка равновесия и свой тупик, а у нас свой, отдельный и совершенно независимый — но тоже тупик.

В Молдове нет общества — есть человеческое стадо, управляемое глупой, корыстной, и совершенно неспособной к конструктиву элитой, это относится и к ушедшим «типа коммунистам» и к пришедшим «типа либералам». Там где нет гражданского общества, но есть формальная демократия, эта формальная демократия моментально вырождается в тоталититарную тиранию, неважно, под каким идеологическим соусом, это уже не имеет значения. В такой ситуации всегда идет падение на самый низ. И, еще раз повторю, что Молдова в этом падении не одинока. Мы в Приднестровье точно так же летим вниз — и по тем же причинам.

Прибалты, все-таки, проявили определенную способность к самоорганизации, как, кстати и жители Балкан... Ну, и плюс стечение ряда счастливых для них обстоятельств, часто непростых, часто воспринимавшихся в момент их наступления как катастрофа, но не позволивших им тихо стагнировать в уютном — для правителей, и совершенно независимом тупичке. В чем-то им повезло, в чем-то они сами сделали свою удачу, хотя удача эта тоже весьма относительна, ситуация у них сложная. Но все-таки не тупиковая, как в Молдове и у нас.

Насчет шансов Молдовы «занять достойное место в рядах ЕС» — нет у нее таких шансов. Никаких. Для этого необходима серьезная работа, позитивная самоорганизация общества инициативой снизу или — ну, хотя бы, уж на самый плохой случай — директивой сверху. Ни то, ни другое в Молдове невозможно

— Коснемся последних знаковых событий на политическом поле Приднестровья. Как известно, определенный медийный эффект не только на уровне Молдовы, но и, что удивительно, России с Украиной, вызвал новый коммунистический блок под руководством Хоржана в конфигурации «Хоржан-Радченко-Бучацкий-Леонов». Предполагаю, что, несмотря на публичное лидерство Хоржана, истинным модератором этой конструкции был россиянин Леонов. Что это было вообще?

— Попытка собрать в кучу всё, что только возможно, и протащить Хоржана на выборах в ВС ПМР нынешней осенью — что же ещё? А вообще, левые, что в Молдове, что в Приднестровье, отсутствуют как политическая сила. Ну, нету их. Левые в Молдове были грубо использованы криминальным авторитетом Ворониным, и его столь же криминальным окружением — давай уж назовем все своими именами. А после прихода к власти ПКРМ быстро превратилась в партию чиновников — молдавский вариант «Единой России», до предела коррумпированный и криминализованный. Никакого отношения к коммунистам это сборище не имеет, хотя люди левых убеждений в рядах ПКРМ, безусловно, есть. Они туда вляпались, как, прости меня за грубое сравнение, в дерьмо, и сидят в замазке, не имея никакой возможности влиять на партийную политику.

ПКРМ — не компартия. Никаким боком не компартия. Единственный выход для идейных левых, оказавшихся в её рядах — немедленный выход, публичное покаяние за то что, они состояли членами этого недостойного сборища, и работа по организации своей партии. На первых порах она будет бедной, маленькой, маловлиятнельной, не имеющей шансов войти в парламент — но она может быть коммунистической. Возможно, это когда — нибудь это случится... Я не теряю надежду — и, пожалуй, сам бы вступил в такую партию.

Что касается Приднестровья... В СМИ звучат обвинения в адрес Хоржана в том, что его, дескать, финансирует Молдова. Это довольно расхожее обвинение, оно не первый раз звучит. Так вот, я считаю, что это — не повод для упреков. Ну, хорошо, пусть Молдова, пусть Воронин — ну и что? Сам по себе факт такого финансирования ничего не значит. Партию большевиков в последние предреволюционные годы финансировал германский Генштаб — так и что с того? Что, власть в октябре 1917 большевики взяли в интересах Германии? Да ничего подобного. Так что сам факт финансирования меня не смущает нисколько.

Проблема в другом.... Допустим, левый блок получит когда-нибудь серьезное представительство в местных советах и в ВС ПМР — что они будут делать? Где реализуемая позитивная программа? Не вижу ее! Не вижу левой программы — хотя бы умеренно левой, и при этом реализуемой практически! Вижу ряд популистских предложений, непродуманных, не просчитанных, и не связывающихся в единую систему.

— Левый блок бойкотирует выборы в местные советы.

— Да? Есть соответствующее решение? Смотри-ка, а я его упустил каким-то образом из виду. Ну, если так — то тут они молодцы, я бы под таким бойкотом, с учетом предлагаемого набора кандидатов, тоже подписался. Но, все-таки — а где у них конструктивные предложения?

Я не становлюсь в позу обвинителя. Это не обвинения — это искренняя тревога за происходящее. Я по убеждениям — левый, и нынешнее положение левых сил меня тревожит. Я ведь отчетливо понимаю, что не может быть компартии без серьезной теоретической базы, без ясной программы по завоеванию поддержки трудящихся (не пенсионеров!), без программы по сплочению и организации этих трудящихся, без анализа причин прошлых поражений. Но ничего этого нет, и, что совсем уж досадно, нет даже признания того, что это — необходимо, нет попыток, мало-мальски зримых, выстроить такие предложения, выстроить стратегию.

— Да. Бойкот, хотя я больше поверю, что они просто боятся угробить свой скромный рейтинг ковырянием в подъездах и общением с бабушками по поводу скамеек. К сожалению, из-за вируса на сайте Компартии Хоржана, атакующего компьютер, с трудом смог вытащить оттуда нечто вроде предложения — «- повышение реального уровня жизни граждан Приднестровской Молдавской Республики» — звучит для бабушек весьма заманчиво.

— Правильно! И это есть, несомненно! И правильно опасаются — потому что не знают ни с кем им общаться, ни о чем им общаться. Не находят свою базу, своего избирателя! Они отчасти обещают что-то такое, «в общем и целом», отчасти — играют на ностальгии по СССР, отчасти — вылезают на обличении недостатков нынешней власти, пусть и вполне справедливых — но что они предлагают взамен? Революции делаются не против чего-то, а для чего-то. Власть берут не против чего-то, а для чего-то. Против бывает только бунт, на эмоциях, он быстро выдыхается. Я напомню: и компартия, и соцпартия — по определению — должны ставить своей стратегической задачей построение социализма. Пусть в очень далекой перспективе. Но тем не менее! Иначе это никакие не коммунисты и не социалисты. А что мы видим у наших левых, кроме стенаний об ушедшем СССР, (чья социалистичность, замечу, была весьма относительной — но это отдельный разговор), и абсурдных предложений о его возрождении? Ничего! Грустно это... А уж «повышение реального уровня жизни граждан Приднестровской Молдавской Республики» — просто офигенное предложение! Дух захватывает! Ну да, ну да — страна покроется сетью зоопарков и кукольных театров, и у каждого жителя Анчурии будет свой граммофон... На какие шиши они чего-то там собираются повышать? За счет чего? Каков механизм? Конкретнее! По шагам, желательно — с указанием сроков.

— Тебе, кстати, не поступало предложений примкнуть к блоку «коммунистен анд беспартийнен» (что-то вспомнил про Ивана Чонкина)? Или ты по-прежнему в их понимании — злостный политический шпион буржуазии, угнетающей массы?

— Нет, политических предложений не поступало. Я, как обычно, со своими замечаниями — возмутитель спокойствия. Проще меня просто не замечать и камлать вокруг памятника Ленину с портретами Сталина. Впрочем, даже такие массовки для Приднестровья слишком уж идеологизированы. У нас всё проходит еще смешнее — сотни две стариков и старух глубокого пенсионного возраста (то есть, в настоящее время — ну никак не активная и трудоспособная часть населения) обращаются к антинародной власти с призывом услышать чаяния и просьбы народа. Ну, не надо, наверное, и говорить, что на каждого митингующего приходится в среднем по одному наблюдающему...

— Ну, там ещё милиция и журналисты ходят обязательно...

— Ну вот, я в том числе и о милиции тоже...

Компартия — это прежде всего объединение образованных, профессионально, и просто по жизни состоявшихся людей. Люмпены, нищие, заблудшие — все они коммунистам не опора. Они, в лучшем случае — объект просвещения и гуманной поддержки — но не опора, никак. Успешные компартии всегда опирались на самую образованную часть общества — на квалифицированных промышленных рабочих и наиболее образованную часть интеллигенции. А люмпены и малоимущие нижние слои — это база диктаторов, так всегда было и будет.

Пока левые — как минимум — ясно не определятся с тем, на кого они могут опереться в стратегической перспективе, и не начнут системно работать, завоевывая влияние в этой части общества — их нет. Вообще нет. Есть популистские игрушки — но это не левые.

— На твой взгляд, есть ли в Приднестровье политические перспективы у тех, кому дороги идеалы монархии? Разумеется, звёзд обсуждать интересно, и визит Марии Владимировны здесь ещё будут помнить долго. Тем более, что в декабре 2009 года здесь открылось представительство канцелярии Главы Императорского дома Романовых. Возможно ли, что некая политическая сила крепко возьмется за черносотенную тему? Каковы шансы подобных политиков?

— О, у них перспективы просто прекрасны. Люмпенизированное население очень падко на такие штуки...

У нас ведь тут сложилась просто классическая картина в этом плане — абсолютно реакционные, по сути, правящие круги, презирающие люмпенизированное ими же население и манипулирующие им. Как это ни печально, но у сторонников монархии, диктатуры, «сильной руки» и прочего в том же духе сегодня очень ясные и очень, я бы сказал, убедительные перспективы....В отличие от левых.

— Вернемся к внешней политике. Демаркация границы со стороны Украины. Какие практические последствия это действо способно повлечь в будущем? Проблема интересна, прежде всего, в свете граждан ПМР с российскими и украинскими документами... Возможны какие-либо репрессии с украинской стороны, как то приказ «не пущать» не имеющих вида на жительство в Молдове, и тому подобные вещи? Возможно ли возрастание объема функций EUBAM?

— EUBAM имеет ясно прописанные полномочия, и полностью заполняет свою нишу. Украина занимает четкую позицию " мы действуем в рамках международного законодательства«. Вид на жительство — это уже из области отношений гражданина с властями Молдовы, Украине до этого дела нет. Так что, по идее, я ничего не жду с этой стороны.

Меня тревожит другое — действия России по ограничению украинской независимости, попытки подвергнуть сомнению территориальную целостность Украины, грубая антиукраинская кампания в российских СМИ... Украина уходит от резких шагов, но рано или поздно может последовать ответ. Московским авантюристам, играющим в эти игры, и превратившим их в источник доходов ничего не будет... а вот жители ПМР с российскими паспортами могут ненароком попасть под раздачу, оказавшись без вины виноватыми...

— По-моему, в Приднестровье из всей массы политических партий жесткой антиукраинской риторикой славятся лишь коммунисты, которым, в общем-то, учитывая братскую любовь с молдавскими коллегами, украинские шлагбаумы по боку. Кишиневский аэропорт — всегда в их распоряжении...

— Да как сказать....Приднестровье очень жестко идет в российском фарватере, нас могут использовать как пешку.... Готовность выполнять любой каприз нынешней России — штука опасная. Капризы могут быть с серьезными последствиями. Мы для России — мелкая разменная монета, не надо строить иллюзий на сей счет, и мы в настоящее время от нее зависимы, поскольку, оказавшись экономически несостоятельными, уже не способны существовать без российской подпитки...

Кстати, антиукраинская позиция — это тоже «минус» левым. Левые — по сути своей — интернационалисты, играть в имперские игры для них совершенно неуместно, у них должны быть другие приоритеты. Левые, которые позволяют втягивать себя в подобные игрища, которые поют славу «возрождению Империи», которые объявляют себя сторонниками «сильной России» не ставя вопрос о смене строя, о социализации российского государства, не выступая прежде всего, за это — они вообще не левые, по определению. Это те же ряженые, только «под коммунистов».

— Украина реально опасается румынской экспансии и территориальных претензий, или это тот же банальный постмодерн и медиаигра? Есть ли чего опасаться, и стоит ли?

— Украина в сложном положении... Да, есть фактор румынской экспансии. Но есть и фактор России, стремящейся ограничить суверенитет Украины. Разными способами... В то числе и втянув ее в конфликты с соседями. Характерно, что большая часть посылов об опасности румынской экспансии исходит из российских кругов, либо из кругов, близких к России. Думаю, что опасность румынской экспансии сознательно преувеличивают, выводя Украину на конфликт, и создавая ситуацию, когда Россия сможет предложить ей свою поддержку, в обмен на частичный отказ от независимости. В Киеве это просчитывают, и пока что реагируют, в целом, адекватно.

— То есть для части украинской элиты, ориентированной на укрепление суверенитета, «страшнее России зверя нет»? Не преувеличение ли это? В Россию в год легально на ПМЖ уезжает большинство именно украинцев. Понятно, что там в остатке.. Нужно ли России это тяжкое наследство ради сомнительных с точки зрения легитимности территориальных приобретений? Было б так — чего ж Молдову не скушали, да и ПМР, которая уже 20 лет референдумы проводит о готовности войти в состав России, тоже пока держат на пороге?

— Проще всего понимать отношения Россия — СНГ по аналогии США — Латинская Америка. Ну, а если говорить об Украине, то Россия — Украина примерно аналогичны паре США — Мексика. Точнее, Россия стремится к такому же формату отношений с Украиной, как у США выстроены с Мексикой.

Раскрывать подробнее надо — по элементам? Или и так понятно? В Мексике тоже куча народу рвется в США, куча народу там всеми правдами и неправдами остается жить, но сказать, что США облагодетельствовали мексиканцев... я бы не рискнул это утверждать. Вообще — много сходных ситуаций, так что мой совет всем, кто хочет понять происходящее — изучайте историю Латинской Америки, смотрите, как развивались события там — и много вам станет ясно.

Terrawww.terra.md

+1
Поделиться
Запинить
Класснуть
Зацени-ка

Комментарии