Почему Воронин отказал Филату?

Почему Воронин отказал Филату?

08 ноября 2010  17:16

Валериу Василикэ

Республика Молдова упустила еще один реальный, ясный, осязаемый шанс сделать хотя бы один шаг вперед. Этот шанс, как и любезность, ничего не стоит, но он был бы очень ценен и принес бы чрезвычайно хорошие результаты в случае успеха. Но и на этот раз не сложилось. Лидер Партии коммунистов (ПКРМ) Владимир Воронин отклонил приглашение председателя Либерал-демократической партии Молдовы (ЛДПМ) Влада Филата на публичные предвыборные дебаты, предположительно, телевизионные, которые должны были вести независимые эксперты, определенные с общего согласия. Отказ, сделанный даже не лично Ворониным, был сформулирован в издевательской манере, что еще раз разрушило иллюзию о том, что и в Молдове можно дискутировать цивилизованно, что и у Молдовы есть шансы заимствовать формы человеческого диалога, давно ставшие нормой в «нормальных» государствах. Таким образом, можно говорить о двойной победе с двойными губительными последствиями.

Двойная «победа»

Неудавшаяся попытка организовать публичные дебаты принесла политические дивиденды как той, так и другой стороне. И ЛДПМ, и ПКРМ могут похвастать перед своими сторонниками победой над соперником. Одно формирование может гордиться сделанным жестом, другое — непринятием этого жеста. Соперник и впредь будет оставаться «плохим парнем» в глазах верного электората каждого из двух конкурентов. В то же время сколь-нибудь ощутимых перемен в молдавском электорате в целом не произошло, потому что и без этого жеста сторонники Воронина не проголосовали бы за Филата, а сторонники Филата — не проголосовали бы за Воронина. Главной ставкой несостоявшихся дебатов был бы неопределившийся электорат, представляемый широким сегментом населения, а также те избиратели, которые решили вовсе не ходить на выборы и которых тоже достаточно много.

Губительные последствия

Отсутствие дебатов такого уровня, традиционных для концовки избирательной кампании в других, политически цивилизованных странах мира, будет иметь по крайней мере два губительных последствия:

1. И в ходе этой избирательной кампании судьбу страны будут решать преимущественно те же категории убежденных, ясно определившихся со своим выбором и даже непреклонных избирателей. Между тем внутренний состав и соотношение сил в структуре этих категорий не могли кардинальным образом измениться с последних выборов, прошедших в июле прошлого года. Неопределившиеся избиратели и граждане, игнорирующие выборы, у которых не будет дополнительного стимула изменить свое поведение, и на этот раз в большинстве своем останутся за рамками избирательного процесса в Республике Молдова. Следовательно, мы можем ожидать примерно тех же результатов и на выборах 28 ноября 2010 года, а, соответственно, нельзя рассчитывать и на преодоление политического кризиса. Таким образом, нас ждет очередная избирательная кампания, которая может поставить точку в процессе становления Республики Молдова как общества и государства-нации.

2. Политический класс и молдавское общество в целом по-прежнему будут отставать в плане повышения уровня политической культуры, не будет сделано ни шага к преодолению глубокого раскола общества, а все это вместе взятое убивает надежды на лучшее существование населения у себя дома на долгое время вперед.

Почему Филат выступил с приглашением?

Влад Филат дал свой вариант ответа на этот вопрос. По его словам, в ходе дебатов предполагалось обсудить важные проблемы в Республике Молдова, чтобы дать гражданам возможность сделать верный и в полной мере сознательный выбор на близящихся досрочных парламентских выборах. «Выборы 28 ноября должны дать ясный и окончательный ответ относительно будущего страны. Граждане Республики Молдова должны выбрать между формальной демократией и функциональной демократией; между экономической системой, основанной на потреблении, и экономической системой, основанной на развитии; между внешней политикой, зависимой от сиюминутных интересов, и последовательной внешней политикой, основанной на четко определенных приоритетах», — говорится в сообщении для прессы Либерал-демократической партии Молдовы. Приглашение было сформулировано в достаточно корректных выражениях как для Партии коммунистов, так и для общественности.

Конечно, само приглашение не лишено избирательной нагрузки, однако это объясняется периодом предвыборной кампании, в который оно было сделано. Возможно, подобная нагрузка была бы несколько менее весомой, а инициатива была бы достойна большего доверия, если приглашение было бы направлено прежде Владимиру Воронину, а уже после определенного периода молчания или отрицательного ответа, эта идея была бы обнародована в той широкой форме, как в конце прошлой недели. Возможно, приглашение следовало бы предварительно обсудить с остальными лидерами Альянса за европейскую интеграцию (АЕИ), а это также повысило бы долю доверия и искренности. Вне зависимости от результатов дискуссий с партнерами по правящей коалиции. А без названных подготовительных этапах возникают некоторые ощущения ошибочного расчета или даже подозрения в избирательном плутовстве. В том смысле, что приглашение могло быть сделано с изначальным расчетом на то, что оно не будет принято. В любом случае, отрицательный ответ, сделанный от имени Владимира Воронина, основывался не на этих элементах.

Почему ответил отказом Воронин?

За отклонение приглашения Влад Филат обвиняет Владимира Воронина в страхе и трусости. Нам представляется, что дело не в том и не в другом, хотя председатель ПКРМ всегда был разборчив в своем общении, например, с прессой. Спокойный, мягкий, даже приветливый и любезный с журналистами, которые не ставят неудобных вопросов, он становится резким и переходит в нападение, когда вопросы ему не нравятся, либо же вообще не общается с такой прессой. Info-Prim Neo пытался прояснить эту особенность Владимира Воронина в интервью, запрошенном у него в 2008 году, ко Дню независимости. Однако согласия на интервью дано не было. Один из вопросов, опубликованных тогда без ответов, звучал следующим образом: «Боитесь ли Вы более боевитой прессы и журналистов? Задаю Вам этот вопрос в контексте Вашего ежемесячного появления на определенном телеканале и с определенным собеседником. Полагаете, Вы бы не лучше справились с рядом быстрых, крепких вопросов, поступающих одновременно с разных направлений, чем со спокойными и заботливо поданными вопросами, чтобы Вас не беспокоить?» (См. интервью «Независимость, увиденная в зеркале» здесь).

Возможно, была принята в расчет и озабоченность Владимира Воронина и окружения его физической и интеллектуальной формой в ключевой момент, в который предполагалось провести данные дебаты: последние часы избирательной кампании, когда любое неудачное впечатление уже нельзя будет исправить. И эта озабоченность небезосновательно, если учесть первое телевизионное появление Владимира Воронина после событий апреля 2009 года, когда он довольно близко напоминал советского лидера Леонида Брежнева в последние годы пребывания на посту генсека. Однако и это не может быть основным мотивом, поскольку в последнее время Владимир Воронин, в качестве лидера оппозиции, может служить образцом живости, активности и политического мужества для многих более молодых и просвещенных политиков.

Скорее всего, дело в чем-то другом, вероятно, более серьезном: неспособности лидера коммунистов и формирования в целом вести цивилизованный диалог, основанный на разумных заключениях и компромиссах в условиях современного общества. В свою очередь, эта особенность берет свое начало в идеологическом наследии и большевистском опыте, согласно которому, с классовыми врагами не разговаривают, их уничтожают. А «кто не с нами — те против нас».

Отсюда и высокомерный, оскорбительный, уничтожающий тон отказа, сформулированного Партией коммунистов. Мотивация отказа составлена исключительно из избирательного арсенала. И тон отказа, и его мотивация могут оскорбить не только Влада Филата и ЛДПМ, но и значительную часть населения страны, которая проявила бы интерес к предвыборным дебатам на таком уровне.

Если и боится чего-то Владимир Воронин, так это смещения имиджа, которое, по его мнению, произойдет, если он на равных сядет за один стол переговоров с любым из молдавских политиков, не только с Владом Филатом. Сформировавшийся в годы советского авторитаризма, привыкший к собственному авторитарному режиму на протяжении восьми лет никем и ничем не ограничиваемого правления, Владимир Воронин не представляет себе и не соглашается на появление другого политического лидера, кроме него, как внутри ПКРМ, в том числе преемника, так и на уровне страны.

Почему Филат?

На днях кто-то в прессе давал оправдание отказу Владимира Воронина следующим образом: «А почему Филат? Почему не кто-то другой из лидеров АЕИ? Зачем создавать Филату образ старшего лидера над коллегами по коалиции?».

Потому что это инициатива Филата, а не кого-либо другого. Действительно, ее следовало бы обсудить в Альянсе за европейскую интеграцию, и это уже отмечалось выше. Потому что именно премьер-министр Влад Филат осуществлял акт правления от имени АЕИ, распоряжался бюджетом, правительством и министерствами. Во многом именно ему принадлежат заслуги за успехи, но в равной мере на нем лежит ответственность за провалы и недовольство населения. Те же рычаги правления были и у Владимира Воронина в его время, с той разницей что ему подчинялся беспрекословно и премьер-министр, кто бы им ни был за восемь лет пребывания у власти.

Если Владимир Воронин искренне жестко критикует правление Альянса, ему самому следовало бы придумать такой ход, наподобие публичных дебатов, чтобы напрямую «уничтожить» Влада Филата и нанести таким образом удар по всему АЕИ. Благо, часть коллег Филата по Альянсу пытается дистанцироваться от процесса правления сейчас, во время избирательной кампании.

Иной формат дебатов?

Возможный другой формат публичных дебатов «на высоком уровне» имел бы, вероятно, менее полезный эффект для качества процесса ознакомления молдавского общества с подобными инструментами демократического политического противостояния.

Тандем «Гимпу — Воронин» «воронинизировал» бы стиль диалога, который мог бы приобрести скандальный характер. Шансы на победу в таком диалоге были бы примерно равными, поскольку Михай Гимпу на данный момент является единственным политиком, способным одолеть Владимира Воронина на его же поле, его же инструментами (см. «АЕИ умер „своей смертью“. Да здравствует A! Анализ Info-Prim Neo, эпизод II» здесь). Но подобный образец политического диалога был бы абсолютно губительным для нынешней избирательной кампании и для всех последующих в плане внедрения иного уровня политической культуры в обществе.

Тандем «Лупу — Воронин» был бы похож на разговор «слепого с глухим». В этой паре, возможно, проиграл бы Мариан Лупу, в том смысле в котором понятия разумность, гибкость и готовность к компромиссу проигрывают в сражении со своими антонимами. И в этом случае проиграло бы общество в целом, которому пока еще не известна нормальная модель политической культуры.

Тандем «Урекяну — Воронин» сузил бы тему диалога до обмена жесткими, иногда искрящими репликами. Зрители, вероятно, увидели бы шоу, но без глубокого, многостороннего посыла. Серафим Урекяну может быть иногда столь же вдохновенным в репликах, как и Воронин, а может и не быть. По крайней мере он выглядел скорее невдохновенно в своем последнем выступлении в ходе программы «În profunzime» на телеканале Pro TV. А вот Мариан Лупу и Михай Гимпу были более естественными и правдоподобными.

Впрочем, в том же цикле телепрограмм Влад Филат смотрелся еще хуже Серафима Урекяну, выглядя скованным, зажатым из-за неудобных вопросов. Похоже, и не слишком интеллигентная манера отказа принять участие в дебатах Владимира Воронина так же сковала Влада Филата. «Я согласился опуститься до уровня Владимир Воронин...» — прокомментировал лидер ЛДПМ, и на этот раз действительно опустился.

Если в итоге Владимир Воронин все же согласится принять участие в тех дебатах, наверняка он не гарантирует удобного положения Владу Филату. В любом случае, приглашение на публичные дебаты с тем, что за ним последует — это одна из привлекательных и полезных для электората «изюминок» в нынешней достаточно аморфной избирательной кампании. Влад Филат пошел на риск, сделав это приглашение, потому что с Владимиром Ворониным или без него будет вынужден заполнить тот исключительно важный отрезок времени начиная с 20.00 в последний день избирательной кампании. Абсолютно точно, что многие радиостанции и телевизионные каналы будут вести в это время прямое вещание.

Terrawww.terra.md

+1
Поделиться
Запинить
Класснуть
Зацени-ка

Комментарии