В Молдове я продам почку девочки. Покупатель уже есть!

В Молдове я продам почку девочки. Покупатель уже есть!

09 августа 2010  14:22

Задержанная буковинскими правоохранителями 30-летняя гражданка Молдовы, которая продала в Черновцах свою девятилетнюю дочь, не терзается угрызениями совести и надеется, что ей вернут «честно заработанные деньги»

На одной из улиц города Новоднестровска Черновицкой области сотрудники милиции заметили плохо одетую молодую женщину с ребенком. Попросили предъявить документы. Их не оказалось. Женщина сообщила, что ее зовут Екатерина и она гражданка Молдовы. На вопрос, как же без документов удалось перейти границу, Екатерина ответила: «А мы так просто перешли. По лесу. Нас никто не видел».

В отношении задержанной женщины начали собирать материалы для возбуждения уголовного дела по факту незаконного пересечения границы. Ей позволили написать явку с повинной, чтобы смягчить свою вину. Пока суд да дело, Екатерину и ее девятилетнюю дочь Зину поместили в Черновицкий приют для жертв домашнего насилия. Не в тюрьму же сажать иностранку, да еще с ребенком!

Черновицкие милиционеры жалели маму и дочку и снабжали их продуктами. Тем временем Екатерина решила воспользоваться лояльностью украинских правоохранителей и придумала, как извлечь из ситуации максимальную выгоду.

«Купи у меня дочь! У меня детей много, а у тебя ни одного!»

Приют — не колония: вход и выход свободный. Екатерина исчезала из него ранним утром и возвращалась поздним вечером. На вопросы сотрудников приюта, где пропадает целыми днями, отвечала с улыбкой: «Гуляем с дочкой. Ваш город очень красивый». Однако женщина не просто разгуливала по городу. Она выискивала покупателей... на свою дочь.

— О том, что гражданка Молдовы собирается продать ребенка, нам сообщила жительница Черновцов, — говорит начальник управления милиции в Черновицкой области Николай Харабара. — Валентина Ивановна (имя женщины изменено. — Авт.) позвонила на телефон доверия и рассказала, что в центральном парке города к ней подошла молодая женщина с девочкой. Валентина Ивановна пожалела бедно одетого ребенка, угостила конфеткой. Мать девочки пожаловалась: мол, в Молдове жить плохо, работы нет, денег нет. Приходится приезжать в Украину, чтобы просить милостыню. Собранных денег хватает на несколько месяцев. А потом нужно снова ехать «на работу» в Украину. Женщины разговорились. Валентина Ивановна обмолвилась, что живет в браке много лет, а детей нет. Екатерина с ходу выпалила: «Купи у меня дочь! У меня детей много, а у тебя ни одного!»

Опешившая Валентина Ивановна не знала, что ответить. Екатерина же продолжала дожимать потенциального клиента: «Слушай, что я говорю. Меня хотят судить здесь, в Украине. Но я не дура. Послезавтра ночью уеду в Сокиряны (райцентр в Черновицкой области. Рядом граница с Молдовой. — Авт.) и перейду там границу. В общем, у тебя есть два дня, чтобы подумать. Или покупай у меня девочку целиком, или я отвезу дочку в Молдову и там продам ее почку. Покупатель уже есть. Дает шесть с половиной тысяч долларов. Но если ты заберешь ее всю, то я хочу семь с половиной тысяч долларов. В гривнях это шестьдесят тысяч».

Екатерина оставила покупательнице адрес приюта и ушла, потащив за собой дочку. Дома Валентина Ивановна рассказала о разговоре с Екатериной мужу. Тот велел звонить в милицию.

Дежурный доложил о звонке лично начальнику милиции Черновицкой области Николаю Харабаре. Посовещавшись, милиционеры решили провести специальную операцию по задержанию Екатерины. Если ее действия не пресечь в Украине, то, оказавшись в Молдове, она наверняка сделает свою дочь инвалидом, лишив ее одной почки.

На черном рынке трансплантологии Молдова занимает первое место в мире по количеству доноров почек и роговицы глаза. В июле 2007 года журналисты «ФАКТОВ» побывали в молдавском селе Минжир, где половина жителей живут с одной почкой. Свои органы люди продали кто за тысячу долларов, кто за пять тысяч.

Общаясь с молдавскими донорами, мы выслушали много разных историй. Обычно родители шли на такую жертву, чтобы прокормить свои многодетные семьи. Но чтобы кто-то торговал органами собственных детей! О таком даже в Минжире не слышали.

К слову, на черном рынке трансплантологии детская почка ценится выше, чем орган взрослого человека. Неудивительно, что Екатерина надеялась выручить за почку дочери шесть с половиной тысяч долларов.

«Иди, Зина, с тетей. Не бойся. Может, когда-нибудь встретимся»

Чтобы предотвратить жуткое преступление, черновицкие милиционеры убедили Валентину Ивановну участвовать в секретной операции. Но для начала решили проверить серьезность намерений матери Зины. Может, женщина погорячилась с предложением, а теперь одумалась?

Валентина Ивановна встретилась с Екатериной. Сказала, что посовещалась с мужем и они решили купить девочку. Обещала, что будут хорошо заботиться о Зине и, если получится, удочерят ее. «А деньги у вас есть?» — спросила мамаша. — «Да-да, конечно». — «Я хочу получить шестьдесят тысяч гривен сразу».

— Мы попросили Валентину Ивановну еще раз встретиться с Екатериной, — продолжает Николай Харабара. — Когда она в очередной раз подтвердила, что хочет продать дочь, и упомянула о покупателе на почку, решили планировать операцию. Наша цель была спасти ребенка. Все документы для операции оформили за день, получили необходимые санкции прокуратуры и суда. За Екатериной начали следить наши сотрудники.

Мать Зины поставила Валентине Ивановне условие: сделка будет проходить не в Черновцах, а на границе с Молдовой — где-то в Сокирянском районе Черновицкой области. Сказала, что точное место встречи назовет примерно за два часа. По замыслу Екатерины после получения денег она должна была сразу же перейти границу.

— К тому времени мы установили личность Екатерины, — говорит Николай Харабара. — Эта женщина постоянно занималась попрошайничеством на территории Сокирянского района, ее часто видели в Новоднестровске. Она была уже дважды судима в Украине за кражи.

Перед сделкой Валентина Ивановна уговорила Екатерину написать расписку. Мамаша недрогнувшей рукой написала следующее: «Я, Екатерина П., продаю Валентине К. свою дочь Зинаиду за 60 тысяч гривен». Будучи проинструктированной сотрудниками милиции, Валентина Ивановна наотрез отказалась ехать в Сокирянский район. Тогда Екатерина поставила другое условие: она обменяет дочь на деньги на окраине города. «Покупательница» согласилась.

В десять часов вечера на автозаправочную станцию, расположенную на выезде из Черновцов, подъехало такси. В салоне сидели Валентина Ивановна, Екатерина и Зина. Екатерина взяла пакет с деньгами и велела Зине идти с тетей. «Иди, дочка, не бойся, — напутствовала мамаша. — Может, когда-нибудь встретимся».

Как только такси отъехало от заправки, наперерез ему ринулись три машины. Мужчины в штатском попросили водителя такси выйти из салона: дескать, им нужно поговорить с пассажиркой. «Не вопрос, — пожал плечами водитель. — За простой заплатите по счетчику». Екатерина тоже не понимала, что происходит. На кадрах оперативного видео видно, как женщина с растерянным лицом выходит из машины, недоуменно оглядывается по сторонам. Через несколько минут, когда Екатерина осознала, что ее задержала милиция, она разрыдалась. «Обманула, она меня обманула! — отчаянно закричала мамаша. — Обманула-а-а!»

— Екатерина крепко прижала к груди пакет с деньгами, — рассказывает один из организаторов спецоперации, заместитель начальника отдела по борьбе с торговлей людьми УВМД Украины в Черновицкой области Александр Кучейник. — Ее спросили: «Что в этом пакете?» «Мои личные вещи, — ответила она. — И мои деньги. Шестьдесят тысяч гривен. Потом, когда все закончится, мне их вернут. Правда?» Эти слова нас всех покоробили.

И сейчас, находясь в следственном изоляторе, Екатерина спрашивает следователя: «Мне вернут мои деньги? Вернут или нет?» Женщину обвиняют по двум статьям Уголовного кодекса Украины: «Незаконное пересечение границы» и «Торговля людьми». По официальной информации, задержанная гражданка Молдовы имела троих детей — двух дочерей и сына. Недавно мальчик умер (по непроверенной информации, ребенок мог скончаться после операции по изъятию почки. — Авт.).

Когда следователь спросил, раскаивается ли Екатерина в содеянном, она промолчала. «Я плохая мать, — признала задержанная. — Может, с другими людьми Зине будет лучше...»

«Как можно было продать взрослого ребенка, который уже осознает, что происходит?»

Проданную родной матерью Зину правоохранители направили в местный приют. Увидев девчушку, там ахнули: остриженная почти наголо, перепуганные глазенки, одета в старую грязную одежду. Первым делом сотрудники приюта отмыли девочку и вывели вшей. Ее осмотрели врачи: ни следов насилия, ни отставания в развитии не обнаружили.

— В тот день, когда Зину привезли к нам, она не произнесла ни слова, — говорит директор приюта для детей Службы по делам детей Черновицкой областной государственной администрации Жанна Янчук. — Только смотрела затравленным, как у зверька, взглядом. Мы подумали, что она нас не понимает. Но на следующий день Зина вдруг заговорила... на связном русском языке! Рассказала, что вместе с мамой и братом живет в селе Липник Окницкого района (это возле границы с Украиной. — Авт.). О том, что у нее есть сестра, девочка не вспоминала. По словам Зины, ее отец живет в другом селе с новой семьей. У ее мамы, как сказала девочка, тоже есть новый муж. Поэтому мать часто оставляла детей одних. Но они не голодали. Мама постоянно варила борщ, гречневую кашу и картошку. Судя по всему, мать действительно хорошо их кормила. Обычно дети, попадая к нам, набрасываются на еду, как волчата. Зина ест спокойно.

По словам Зины, она окончила третий класс, учиться в школе ей нравится. Особенно любит уроки математики. С девочкой общались наши психологи, владеющие молдавским языком. У Зины очень развито логическое мышление, она грамотно говорит и пишет. В целом она развитая способная девочка.

Журналист «ФАКТОВ» нашла Зину на игровой площадке: она каталась на велосипеде. Чтобы девочка не стыдилась мальчишеской прически, воспитатели надели на нее платочек с козырьком. Смуглолицей Зине так даже лучше: маленькая красотка!

— Любишь кататься на велосипеде?

Зина засмущалась, спряталась за спину директора приюта Жанны Янчук и крепко обняла ее. Потом вскочила на велосипед и укатила в другой конец площадки.

— Зина призналась, что мечтает о двух вещах: личном велосипеде и мобильном телефоне, — ответила за девочку директор приюта Жанна Янчук. — Узнав об этом, добрые люди подарили ей игрушечный мобильный. Она так и проходила целый день, прижимая телефон к уху. Воображала, что звонит брату, подружке, громко разговаривала с ними по-молдавски. Но Зина ни разу не позвонила матери! Думаю, она понимает, что мама поступила с ней нехорошо. Невозможно представить, как родная мать могла продать взрослого ребенка, который уже осознает, что с ним происходит.

Когда воспитатели заводили речь о матери Зины, девочка замолкала и начинала выстраивать из детских кубиков высокую стену. Словно пыталась отгородиться от болезненных воспоминаний. Сейчас работники приюта стараются не напоминать Зине о матери. С девочкой работает психолог. В последние дни Зина загрустила: говорит, что очень скучает по дому.

В ближайшее время девочку перевезут в Молдову, где будет решаться ее дальнейшая судьба. Скорее всего, Зину поместят в интернат. С родной матерью ребенок увидится нескоро: за совершенное преступление Екатерине грозит от восьми до пятнадцати лет лишения свободы.

Terrawww.terra.md

+1
Поделиться
Запинить
Класснуть
Зацени-ка

Комментарии