Пропаганда национальной и языковой вражды в Молдавии ведется на государственном уровне

Пропаганда национальной и языковой вражды в Молдавии ведется на государственном уровне

10 сентября 2010  08:54

В последний день лета Молдавия отмечает День родного языка, пишет «Кишиневский обозреватель». Языковой вопрос для жителей Молдавии был и остается одним из самых чувствительных. Он напрямую связан и с национальной идентичностью, и с проблемой независимости страны. Скажи мне, на каком языке ты говоришь, и я скажу кто ты. Чаще всего именно так молдавские политики определяют свой электорат.

При этом лица, не владеющие государственным языком, год от года чувствуют все больший дискомфорт, продолжает «Кишиневский обозреватель». Несмотря на то, что принятый в 1989 году Закон о функционировании языков на территории Республики Молдова никто не отменял, его положения нарушаются на каждом шагу. Согласно этому закону, русский язык получил в Молдавии статус языка межнационального общения. Это значит, что гражданин сам выбирает, на каком языке ему общаться, обращаться в органы государственной власти, общественные организации или предприятия. И отвечать ему должны на языке его обращения. Однако на самом деле это положение закона не соблюдается. Отправляя письмо, допустим, в претуру, ЖЭК, в контролирующие органы на русском языке, ответ вы получите исключительно на государственном. Поэтому нередки случаи, когда люди ходят по подъезду своего дома в поисках соседа, который переведет им официальное послание. Бизнесмены рассказывают о случаях не просто пренебрежительного, но хамского отношения в Регистрационной палате, когда с директором предприятия отказываются разговаривать, если он русскоязычный.

Согласно закону, во время проведения научных конференций, симпозиумов и семинаров, других мероприятий республиканского значения обеспечивается перевод на русский язык, пишет «Кишиневский обозреватель». Однако эта статья закона также не соблюдается. Более того, складывается парадоксальная ситуация, когда во время многих официальных мероприятий в зале работает переводчик на английский язык, но нет перевода на русский язык. Рассылки аналитической, политической, экономической информации почему-то проводятся на государственном и английском — как будто английский является вторым государственным в этой стране. Бывают случаи, когда на бизнес-форумы приглашают российских бизнесменов и речи ведут на государственном языке, с переводом на английский — также без перевода на русский язык. Люди изумленно оглядываются и не знают, что думать.

Нередко можно увидеть и такую ситуацию: человек пришел в банк, коммунальную службу либо в соцучреждение, но не может заполнить бланк, анкету, не понимает, что написано в договоре, продолжает «Кишиневский обозреватель». В то же время в законе ясно написано, что в документах по желанию гражданина может использоваться русский либо государственный язык, а официальные бланки (в том числе в учреждениях связи, в банках, в предприятиях бытового обслуживания, соцобеспечения) тексты печатей, штампов и штемпелей выпускаются на государственном и русском языках, и заполняются на одном из языков бланка (формуляра). Не соблюдаются также статьи закона, согласно которым «вывески с наименованием органов государственной власти, государственного управления и общественных организаций, предприятий, учреждений и организаций, таблички с наименованием площадей, улиц, переулков, населенных пунктов и иных географических объектов изготовляются на государственном и русском языках», а «наименование товаров и продуктов, этикетки (ярлыки) товаров, маркировка, инструкции к товарам, произведенным в республике, а также любая визуальная информация, представленная населению республики, оформляются на государственном и русском языках».

В принципе, пример в этом мелким чиновникам и представителям сервиса подают руководители государства, пишет «Кишиневский обозреватель». Нередко на вопрос тележурналистов, заданный на русском языке, они отвечают на государственном, демонстрируя таким образом пренебрежение к русскоязычному населению, которое будет смотреть этот репортаж или передачу. Более того, представители власти позволяют себе достаточно резкие выпады против русскоязычного населения, хотя, по закону, «пропаганда вражды, пренебрежения к языку любой национальности, создание препятствий для функционирования государственного языка и других языков на территории республики, а равно ущемление прав граждан по языковым мотивам влечет за собой ответственность». Что-то никто до сих пор не наказан за это, несмотря на то, что пропаганда вражды к представителям других национальностей и их языкам в Молдавии ведется практически на государственном уровне.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что русскоязычное сообщество живет в этой стране своей «инопланетной» жизнью, на что стали обращать внимание даже местные политики-аналитики — накануне референдума и выборов, продолжает «Кишиневский обозреватель». Однако вряд ли это мимолетное внимание как-то подействует на русскоязычный электорат. Неуважение прав этих людей, явное пренебрежение к ним на протяжении многих лет делают свое дело — раскол общества продолжает усиливаться, пропасть между двумя параллельными мирами в рамках одной страны увеличивается. И очевидно, что нет смысла агрессивно набрасываться на эту часть населения и требовать от них срочного переключения на государственный язык. Эта проблема десятилетиями существует не только в Молдавии, однако в европейских странах научились относиться к ней бережно и осторожно. В противном случае, насилие — не только физическое, но также моральное и экономическое — приводит к разрушительным последствиям.

К примеру, даже двуязычная Бельгия — сердце единой демократичной Европы — находится сегодня на пороге распада, пишет «Кишиневский обозреватель». Более чем за полгода страна так и не смогла сформировать правительство, способное объединить франкоговорящих валлонов (32%) и говорящих по-голландски фламандцев (58%). Большинство фламандцев не читают газет и книг на французском, не смотрят франкоговорящих каналов. Подобное отношение к французскому наблюдается во всех сферах их жизни: в образовании, в политике и т. д. И что неудивительно — никто их не принуждает говорить на французском языке. Потому что это нереально. Почему же политический класс в Молдавии никак не может созреть до того, чтобы понять — нельзя людей перекрасить насильно, продолжает «Кишиневский обозреватель». Русскоговорящие в этой стране так и останутся русскоговорящими, даже если выучат по необходимости государственный язык. Трудно ожидать, что они ассимилируются, во всяком случае в ближайшее время. Разве что их вытравят из страны, как это массово происходило в 90-е годы. Игнорирование прав достаточно многочисленного русскоязычного населения в Молдавии, тем более закрепленных законом, не приведет к исчезновению проблемы их существования в этой стране. А признание и уважение их интересов как раз и могло бы привести к согласию в обществе, к его консолидации, подводит итог издание.

Terrawww.terra.md

+1
Поделиться
Запинить
Класснуть
Зацени-ка

Комментарии