Марк ТКАЧУК: "Серп и молот мы будем демонстрировать этой власти с той же эффективностью, с которой вурдалакам показывают распятие"

Марк ТКАЧУК:   "Серп и молот мы будем демонстрировать этой власти с той же эффективностью, с которой вурдалакам показывают распятие"

23 июня 2010  13:05

В качестве введения

Я не первый раз участвую в интернет-конференциях. Но на этот раз я получил вопросы, которые заняли 11 страниц. Это — больше, чем когда-либо. Некоторые вопросы на полстраницы, на страницу и представляют собой полноценные опросники для пространных интервью. Многие вопросы, как и бывает в подобных случаях, скорее представляют собой те или иные полемические возражения, замечания, и их авторам важнее было высказать свою точку зрения, чем услышать ответ. Ничего страшного, это обязательная часть программы в диалоге с любым политиком. Я, конечно же, отвечу на все вопросы, за исключением вопросов Олега Рышкова, психолога из Санкт-Петербурга. Уважаемый Олег задал мне десять вопросов на две с половиной страницы. Перебор. Готов ему ответить позже в любой удобной для него форме, включая отдельное интервью.

Все вопросы оставляю в той же последовательности, в которой они были заданы. В любом случае, большое спасибо всем, кто вступил в этот интернет-диалог, кто неравнодушен ко всему, что происходит в сегодняшней Молдове.

Иван Иванов. Право голоса — это неотъемлемое право гражданина страны. Почему моей дочке (как и тысячам другим гражданам Молдовы) именно Партия коммунистов Молдовы на прошлых выборах отказала в праве голоса? Поясню: моя дочка уже много лет работает в Риме и постоянно участвует в выборах (голосует в посольстве). Но в прошлых выборах не смогла принять участие, потому что выборы были назначены на среду (а это рабочий день). Уверен, что это именно вы, как идеолог коммунистов, придумали такой фокус — назначить выборы на рабочий день. И как вас после этого уважать, когда вы не даете людям использовать их право голоса?

— Да, выборы прошли в будний день 29 июля. И смысл такого новшества заключался только в том, чтобы пришло больше, а не меньше избирателей. Все знают: летом, в выходные очень не просто добиться явки. Провели бы выборы в воскресенье — получили бы массу упреков в том, что не додумались сделать так, как во многих европейских странах, — взять да и провести выборы в любой иной день, кроме выходных. Я помню такого рода обвинения после несостоявшихся летних выборов в Кишиневе.

Ограничил ли этот подход избирательное право? Тезис сомнительный, учитывая, что в выборах 29 июля приняло участие на 35 000 человек больше, чем 5 апреля. Уважать или не уважать нас — коммунистов — после этого? Вопрос этот глубоко индивидуальный. И данный пример — не самый удобный повод найти на него однозначный ответ. Нас, скажем, можно уважать хотя бы за то, что мы распустили парламент, выборы 29 июля провели, а не изобретали предлоги для их отмены или переноса, как это происходит сегодня. Кто уверен, к примеру, что нынешний правящий Альянс все-таки проведет выборы? Хоть в будний день, хоть в воскресенье, хоть летом, хоть осенью? Есть такая уверенность? Нет ее. Самое время возмущаться — и вам, и вашей дочери, и сотням тысячам других наших граждан.

Vitalik Furkulita. Здравствуйте, Марк! Я в первую очередь хочу выразить свою солидарность с политикой, проводимой вашей партией последние 8 лет. Действительно, люди начали жить, а не существовать, как в предыдущее десятилетие — 1991-2001 годы. А то, что делают либералы, иначе как унижением своего народа и не назовешь, Гимпу & компашка и не скрывает свою ненависть к Партии коммунистов и к электорату вашей партии. Вывод напрашивается сам: они полстраны ненавидят и сделают все, чтобы поставить народ на колени, лишить права выбора, лишить хоть какой-то воли. А когда народу будет уже все равно, эти унионисты и присоединят нашу страну к Румынии. Скажите, пожалуйста, Марк, вообще возможно остановить этот либеральный беспредел? Сейчас, как все мы видим, эти либералы не стыдятся ничего. Сегодня запрещают символику Партии коммунистов, а завтра будут в тюрьму сажать тех, кто поддерживает вашу партию. Пока им все с рук сходит. Когда мы их все-таки остановим, и что будет предпринимать Партия коммунистов?

— Спасибо за солидарность! Действительно, правящий Альянс все больше утрачивает легитимность. Он слишком далеко зашел за ту черту, которая отделяет пусть даже самую паршивую и несовершенную демократию от режима политических узурпаторов.

Почему мы так считаем? Мы — в данном случае не одна лишь Партия коммунистов и не только тысячи наших сторонников, но и множество людей, которые просто считают, что Альянс ведет себя как бы «не по-людски». Давайте разберемся без брани, ругани и эмоций. Популярное и новомодное французское слово легитимность — это не просто и не только законность. Это не только соответствие такой-то статье и букве Конституции. Любой политолог (вослед выдающемуся Максу Веберу) скажет, что это понятие отражает, скорее, морально-этическое отношение к власти со стороны народа. Доверяет ли народ власти и институтам власти, верит ли он в их способность быть справедливыми, быть предсказуемыми и авторитетными? Если нет, то режим, власть, правительство — нелегитимны. Именно поэтому современная демократия, в том числе современное конституционное право, пытается строиться не просто на формальных основаниях закона, она все больше и больше стремится строиться еще и на морали, на ценностях, на некоем духе справедливости, который должен зримо или незримо присутствовать в праве.

К примеру, существует известная морально-политическая норма, которая говорит, что нельзя менять правила игры во время игры. Эта формулировка — не закон, это нечто такое, что выше закона, то, что понятно каждому гражданину, что является для него ясным и понятным критерием справедливости или несправедливости. Нарушить это правило — все равно, что совершить нечто совсем уж непристойное в приличной и интеллигентной компании. Именно поэтому, опираясь на такую моральную норму, европейские структуры в своих самых различных рекомендациях всегда писали в адрес молдавских властей, что, мол, остерегайтесь вносить изменения в Кодекс о выборах накануне выборов. Но если уж идете на это, то сделайте это хотя бы за шесть месяцев до выборов, не позже. И совершенно ясно, почему именно они высказывали такую позицию. Люди, избиратели, граждане не должны чувствовать, что правила меняются в угоду каким-то сиюминутным интересам, что эти изменения есть следствие сговора какой-то узкой группки правителей, а они должны основываться на некоем стратегическом общем социальном интересе.

В нашем случае мы видим буквально вероломное и систематическое игнорирование этого важнейшего демократического обычая. Захотелось Филату и нескольким его министрам совместить депутатство с правительственными креслами — пожалуйста. Изготовили специальный закон — и готово! Захотел Мариан Ильич избираться президентом на безальтернативной основе — не вопрос. Взяли прямо во время президентских выборов, да и подогнали неудобный закон под минутный каприз. Мешают «Независимая Молдова» и «Moldova Suverana»? — чего же тут думать — национализировать их — и, как говорится, все дела! Не хочется распускать Гимпу парламент? Не беда, можно вставить туманную фразу про роспуск «в разумные сроки» и не печалиться о том, когда наступят эти самые разумные сроки. Возникла угроза в лице растущего рейтинга коммунистов? — пустяки, осудим коммунизм, запретим серп и молот, а вместе с ними и всю партию. Но если этого вдруг окажется мало, то, на всякий случай, перелицуем полностью весь Кодекс о выборах, сделаем так, чтобы можно было запихнуть бесконтрольно на зарубежных участках в избирательные урны миллион бюллетеней, черта с два кто докопается. Появилась неуверенность, что так называемый референдум о способе избрания президента соберет нужное количество избирателей? — нечего печалиться — занизить явку, и точка! Не всегда получается принимать монопольные решения 52 голосами? — Чепуха! Ведь так просто снизить необходимый минимум до 51 человека.

Все это происходит на глазах миллионов молдавских граждан. Они, в принципе, подозревали, что политика — грязное дело, но вряд ли предполагали, какого рода грязь все время имелась в виду. И именно поэтому люди чувствуют себя униженными, обманутыми, кинутыми. Они сокрушаются, вздыхают: как же так, это же не по правилам! — Нечего вздыхать! Увы, такие вещи в истории случаются, и именно они называются узурпацией власти. Этим ребятам из правящего Альянса действительно кажется, что легитимность — это вещь, которую можно получить в Брюсселе, договорившись с каким-нибудь заезжим еврочиновником. Им невдомек, что на самом деле договариваться нужно с обществом, со своим собственным народом. А именно этого, судя по всему, ох как не хочется. И, как мы видим, этого не хочется им не только в сфере экономического развития, исполнения предвыборных обещаний, социальных обязательств. Этого не хочется в святая святых — в сфере отношений власти и общества, там, где возникает такое понятие, как суверенитет, суверенитет народа. Именно он является единственным источником власти в демократическом обществе. Зато хочется править вечно, меняя по ходу и правила, и законы, и моральные нормы. Это уже — перебор!

История наглядно демонстрирует: когда нравственная деградация власти достигает подобного уровня, когда право становится непредсказуемым, когда власть пытается удержаться таким образом — возникают самые различные неприятности. Не только для власти. В первую очередь для самого народа. Ведь все, что мы видим, — это не только узурпация, это еще и профанирование, дискредитация власти, а значит — сознательное и целенаправленное разгосударствление Молдовы. Другими словами, это превращение самой государственности и всех ее институтов в нечто такое, чему перестают доверять, что неавторитетно по определению. — Это фактически уже случилось. И это главный системный эффект правления нынешнего Альянса.

Остановить нынешний Альянс — значит вернуть авторитет и легитимность власти, поднять доверие к молдавской государственности. Сделать это можно только при активном, открытом и инициативном участии абсолютного большинства молдавского общества. Нужно снять с ушей всю эту протухшую лапшу про референдумы и добиться всем вместе главного — досрочных парламентских выборов. Нужно помнить, что мы вместе не требуем ничего сверхъестественного, мы требуем только одного — свободы выбирать, свободы выбирать на основе честных правил. Хватит этому режиму находить все новые и новые уловки и трюки для продления своего бесславного правления, хватит ему перелицовывать Конституцию. «Руки прочь от Конституции!» и «Досрочные выборы!» — эти два простых лозунга должны объединить наше общество, помочь ему сплотиться и победить.

Александр Вискалов, «Коммерсант Plus». Марк Евгеньевич, поделитесь, пожалуйста, опытом, как на центральной площади Кишинева, максимальная заполняемость которой составляет 5 тысяч человек, разместить 22 тысячи человек (1 мая 2010 года)? При этом две трети площади остаются свободной. Готов поделиться фотографиями, доказывающими это.

— Об арифметике. Вы знаете, уважаемый господин Вискалов, ежели на площади Великого Национального собрания размещается всего пять тысяч человек, то, значит, и не было никакого Великого Национального собрания. Значит, и не было многотысячных акций протеста Юрия Рошки в 2002 году. Согласны? Я не знаю, какие у вас есть фотографии, но я знаю, что размер площади 270 на 60 метров. Это 16 200 квадратных метров. При условии размещения 4 человек на квадратный метр — емкость площади получается более 40 000 человек. А теперь посмотрите на свои фотографии и убедитесь, что плотность во многих случаях была выше, чем 4 человека на квадратный метр. Аккурат получается что-то около 22 000 участников.

Вопрос без подписи. Здравствуйте, Марк Евгеньевич! Многие люди, общественные деятели, да и политики считают вас очень умным и хитрым стратегом, который умудрился за счет своих затей привести и удерживать у власти ПКРМ в течение длительного времени.

Так почему, раз вы такой умный, вы нисколько не задумались о создании полноправных партнеров ПКРМ, к которым, в случае неудач, смогла бы «перетечь» власть и от которых, в случае их неудач, можно было бы ее отобрать в конкурентной борьбе? Почему вы, настолько умный, допустили, чтобы к власти пришли подобного рода отморозки, которые развязали террор на местах, «тарифный террор» и прочие прелести? Или, может, вы решили руками других сделать всю грязную работу, а потом прийти на белом коне, выгнать поганцев и дать урок людям на будущее — смотрите, только ПКРМ способна управлять Молдовой? А если и так, не боитесь, что ваше триумфальное возвращение может и не состояться? Эсдеки могут и выстрелить, причем в спину, и тогда ваш триумф превратится в «пшик». Успехов в любом случае! (хоть ни вы, ни ПКРМ мне абсолютно не симпатичны).

— Мне не ясно, в чем суть вопроса. Если мы действительно такие несговорчивые, и вы нас за это критикуете, то отчего вы нас еще больше пугаете возможными выстрелами в спину со стороны эсдеков? Может, на этот раз, мы хотели избавиться от своего «хронического порока», а тут вы со своим скепсисом... И то, мол, плохо, и се — негодно. Тупик какой-то...

В отношении выращивания для себя политических перспективных партнеров, то в политике такого не бывает. Как, собственно, и в жизни. Когда пылкий юноша добивается любви от девушки, он же не говорит ей, мол, если я вдруг не понравлюсь, то там, за забором, Вася стоит, он — ого-го-го какой классный! Настоящие политические партии возникают сами, они сами проходят свое становление, приобретают опыт, учатся отстаивать свои принципы и добиваются любви, в данном случае — народной. Никакие кабинетные комбинации, никакие политтехнологии тут не помогут.

Петр Ройбу. Почему ПКРМ, видя такой беспредел со стороны правящей коалиции, не предпринимает никаких действий? Ведь надо учитывать, что вашу партию поддерживают более половины населения.

— Это самый частый вопрос, который нам — коммунистам — приходится слышать. Этот вопрос свидетельствует о том, что на многих людей не производят впечатления ни наши марши протеста, ни наши пресс-конференции, ни наши бойкоты. Жизнь для тысяч и тысяч людей стала в буквальном смысле невыносимой. И это самый тревожный симптом. Тревожный, в первую очередь, для правящего режима. Если уж коммунисты многим людям видятся этакой чуть ли не соглашательской партией, то Альянс должен действительно паковать чемоданы.

Зиновий Ройбу. Уважаемый Марк Евгеньевич! Хотелось бы получить от вас честный (подчёркиваю, абсолютно честный) ответ на несколько принципиально важных вопросов: как могло случиться, что Партия коммунистов, победив на парламентских выборах 5 апреля 2009 года, располагая 60 депутатскими мандатами из 101, фактически предала своих избирателей, не смогла удержать полученную абсолютно законно власть в своих руках, поддалась панике после событий 7 апреля 2009 года, утратила поддержку значительной части электората, разочарованного её политической беззубостью и примиренческим отношением к организаторам и участникам мятежа, и, в конечном итоге, открыла дорогу во власть откровенно антигосударственным и антинациональным силам?

Кто персонально из высшего руководства ПКРМ в этом виноват? Вы лично, как человек, оказывающий наибольшее влияние не лидера партии товарища Владимира Воронина? Или сам товарищ Воронин, который вообще ничьих советов не слушается? Есть ли гарантия того, что ПКРМ сделала правильные выводы из своего поражения, и теперь можно ли быть уверенными в том, что она больше не повторит своих прежних ошибок, не предаст тех избирателей, которые окажут ей доверие? Намерена ли ПКРМ идти на новые выборы в гордом одиночестве, или же всё-таки реализует давно витающую в воздухе идею создания мощного Левоцентристского блока?

— Обещаю говорить правду, и одну только правду. Да вот только в обществе — демократическом обществе — одной-единственной правды, увы, не бывает. В обществе действуют объективные социальные интересы, и одной субъективной правдой их не объединить. И если одни нас обвиняют в беззубости и мягкотелости, в том, что мы после 7 апреля не усадили за решетку Филата с Киртоакой, то другие — в жестокости и расправах над подростками и оппозицией. Если же говорить о наших избирателях, то все социологические опросы показывали, что примерно половина из них хотела немедленного суда над «заговорщиками», а другая часть требовала согласия и стабильности. Я не утверждаю, что мы действовали в соответствии с социологическими опросами. Нет, но то, что свою миссию мы в самой меньшей степени видели в карательных операциях и зачистках, — это точно. То, что мы вели себя не только как Партия своих собственных избирателей, но и стремились в крайне не простых условиях найти общий выход для всех политических сил, — может нам ставиться не только в вину. Ведь мы думали еще и о том, как будем править дальше в стране, в которой случилась такая беда, как 7 апреля.

Не буду сегодня оценивать качество всех решений, которые принимались властью после 7 апреля. У меня есть свой, достаточно критический анализ происшедшего, но он не совпадает с вашим. В первую очередь потому, что он основывается не на оценке поступков того или иного политика, а на оценке многих политических решений, которые принимались нами до событий 7 апреля. Но в любом случае я знаю точно, что мы тогда, после 7 апреля, спасали не свою власть, а молдавскую демократию. Пафосно звучит? Пусть. Но так оно и было. И на этот счет есть весомые доказательства. Было бы иначе — сидел бы сейчас Владимир Николаевич Воронин в президентском кресле, я бы работал советником и изобретал бы философский камень про «разумные сроки», ПКРМ меняла бы Кодекс о выборах так, чтобы «оставаться верными своим избирателям», Филат с Гимпу проводили бы бессрочные митинги, а дипломатические миссии ЕС консолидированно бы публиковали свои демарши.

Я даже знаю, что делали бы вы. Возможно, вы бы одним из первых обвиняли нас в авторитаризме, тоталитаризме и так далее. Полагаю, что лучше быть Ворониным, который не применил силу, чем Бакиевым, который решил удержаться при помощи силы оружия и привел Киргизию к гражданской войне. Потерять власть и потерять авторитет власти — не одно и то же. Как показывает опыт, достаточно десяти месяцев, чтобы согласиться с этой максимой.

А вообще-то, я все время пытаюсь понять логику таких вопросов, как ваш. И я ее, признаться, не нахожу. Если мы, по-вашему, своей несговорчивостью открыли путь антигосударственным силам, то следовало ли нам идти на компромисс с этими силами? Ну тогда, когда они еще были силами оппозиционными? Это ведь те же самые партии и те же самые люди, которые находятся у власти сегодня.

Теперь к этим антигосударственным силам добавилась еще и партия Мариана Лупу. И если вы нам предлагаете идти с ними в левоцентристкой коалиции, то, может, быть вы погорячились в отношении их антигосударственности? Видите, как все сложно! Может быть, проблема не в одних нас?

А кроме того, мы ведь действительно вели переговоры со всеми этими «антигосударственными силами». Я об этих переговорах и писал, и говорил в отдельных интервью. Ну представьте себе, что мы пошли на уступки тому же Урекяну и согласились с его страстным желанием быть либо президентом, либо премьером. Уже вижу возможные заголовки статей «Урекян купил коммунистов. Гречаная больше не выдвигается на пост президента». Или, к примеру, другой вариант: «Урекян купил Воронина. Мариан Лупу уже не будет выдвинут на пост премьера».

Возможно, не было бы всей этой филиппики про бездарно упущенную власть, зато было бы аргументированное шельмование власти как бесчестной, коварной и циничной. Второе хуже, поскольку было бы правдой. Опять же не единственной. Это было правдой для большинства, за исключением Урекяна и его сподвижников. Он наверняка чувствовал бы себя в этой истории очень комфортно.

Все сказанное вовсе не означает, что ПКРМ не признает своих ошибок. Признает, и довольно открыто. Просто ошибки наши в иной плоскости. Мы сегодня открыто говорим о том, что были партией избирателей, но не партией, обладающей открытой общественной поддержкой. Мы говорим о том, что сами по собственной вине уходили от создания инструментов эффективного общественного контроля над властью. Мы эту задачу изложили в своей новой политической программе, но практически ничего не сделали для ее реализации. Была бы такая поддержка, был бы такой контроль — и никакие филаты не повели бы подростков на площадь. Побоялись бы просто.

Но главная ошибка в другом: мы не исследовали структуру молдавского общества, мы до сих пор не знаем его природы, его пусковых механизмов, фундаментальных мотивов целых социальных групп. Мы лишь более или менее удачно догадываемся о них. Но не более того. Отсюда проистекает немало серьезных промахов и просчетов практического свойства. Достаточно сказать, что в силу подобного гадательного подхода мы зачастую путались в ориентирах «свой-чужой». К примеру, социология устойчиво показывает, что государственные чиновники в среднем чаще голосуют против ПКРМ. Но мы довольно часто именно в этой несгибаемой антикоммунистической среде пытались отыскивать людей на крупные государственные посты, делали их министрами или советниками местных Советов. А теперь мы удивляемся, отчего так выходит, что при теперешнем росте доверия к ПКРМ, на фоне активного вступления в нашу партию тысяч новых сторонников происходит обратный процесс — исход из ПКРМ всего этого начальства.

Понятно, когда ко всем таким фундаментальным социальным вопросам равнодушны правые политики. Им традиционно «до лампочки» вся эта академическая требуха и научность, им подавай эффектные пиар-проекты — два притопа, три прихлопа — и ты во власти. Но мы же партия, которая по своей исторической генетике всегда должна опираться на научный фундамент, на исследование социальных интересов, на выявление их перспективной части. Ведь именно от этого зависит, как и по каким направлениям развивать образование, как увязывать образовательные приоритеты с задачами повышения занятости, как проектировать региональное развитие, как именно его стимулировать. От этого зависит то, как мы ответим на главный вопрос — о целях своего пребывания во власти.

И именно сейчас, в оппозиции, мы сумели сконцентрировать силы для постановки таких задач. Новая стратегия модернизации — разрабатываемый «Молдавский проект» — и новая форма общественной поддержки и контроля, «Социальный марш», должны быть гарантами выхода на новый уровень политической ответственности нашей партии и ее возможных союзников.

Terrawww.terra.md

+1
Поделиться
Запинить
Класснуть
Зацени-ка

Комментарии